27.12.2020

Поход в храмовый комплекс села Бушнево.

Автор статьи - Марина Галкина


В конце осени в средней полосе России снег всё никак не ложился, но уже достаточно похолодало, земля промёрзла, и на три дня вперёд прогноз выдавал погожие денёчки. И я решила устроить небольшой маршрут на 60 километров с одной или двумя ночёвками (как получится!) по Костромской области, размять колени после ковидной отсидки, встретить зиму. А культурной целью маршрута стало удивительное место на стыке районов, где заканчиваются проезжие дороги, где уже не живут люди, где от деревень остались лишь зарастающие поля и разрушающиеся избы. И стоят посреди лесов и полей грандиозные архитектурные сооружения с античными колоннами и фронтонами. И лишь рёв лесовоза, да может, какой заезжий джип с туристами или УАЗик охотников изредка тревожат тишину здешних мест.



Итак, середина ноября. Старт маршрута – на станции Антропово, где останавливаются скорые поезда. И – путь на север. До села Бушнево надо пройти около 25 километров.


Я прошла через посёлок, в центре его есть магазин. Так что можно купить продукты на поход прямо на старте. А можно пойти в обход посёлка вдоль путей и сразу выйти на асфальтовую дорогу север-юг. Через пару километров дорога вливается в основную трассу Буй-Шарья, а на север продолжается просёлок. Через живописное поле и лесной участок дорога приводит к реке Нее. Нэя – так произносят её название местные жители. Через реку сохранился бетонный мост бывшей узкоколейки.



Раньше в здешних местах было много леспромхозов, лес вывозился по узкоколейным железным дорогам, их сетью понизана вся Костромская область. Но теперь рельсы и шпалы разобраны, а дороги сохранились. В одних местах они проезжие или хорошо проходимы, а в других, если ими не пользуются, – могут быть заросшими и заваленными.


Первой достопримечательностью маршрута становится разрушающаяся церковь Успения Пресвятой Богородицы в селе Арсеньева Слобода. Чтобы не пройти мимо неё, нужно только вовремя свернуть с дорожки налево. Здесь замечательный лес, очень красивые виды. Рядом с церковью стоит колокольня, на ней сохранился живописный крест. Вокруг всё заросло травой, на стенах церкви – молодые берёзки. А прошло-то всего чуть больше 200 лет с момента её постройки в 1809 году.




Дальнейший путь на север я выбрала по хорошей грунтовой дороге, что идёт через деревни Могучево, Красник и Конышево. По обочинам – то лес, то вырубки с заболоченностями. В деревни Красник, что стоит немного в стороне от основной дороги, мне встретился местный житель, что живёт здесь с рождения. Такой светлый радушный дед, не побоявшийся дважды пожать мне руку (в условиях пандемии), даже узнав, что я из Москвы. Здесь со склонов открываются такие виды на долину речки, что понимаешь, за что деревня названа Красник и почему здесь проживают такие открытые, радушные люди. Правда теперь в деревне постоянно живёт лишь пара человек. А так в основном люди приезжают сюда на лето.



В этом здании деревни Красник раньше была начальная школа. А ещё раньше (про это время и местный житель не помнит) здесь была ткацкая фабрика. Незадолго до деревни Конышево, перед рекой Яхня, я попыталась свернуть налево, на запад, чтобы пройти по бывшей узкоколейной дорожке. Но в этом месте она оказалась сильно заросшей, да и лес в окрестностях был с завалами. А на реке потрудились бобры, превратив её в сеть запруд.



Обедаю у воды реки Яхни, лёд уже приходится пробивать, толщина его около 2-3 см. И возвращаюсь назад, на просёлочную дорогу, на которой есть мост через Яхню. Ведь путь по узкоколейке, такой заманчивый на карте, на местности оказался непроходимым.


В Конышево дорога (хорошая, более-менее проезжая) заканчивается. Деревня жилая, но много в ней и разрушающихся домов. Ну а дальше за полями с бурьяном начинаются поиски входа в лес нужной мне дороги на север, на деревню Займа. Неясновыраженные колеи петляют по полю, входят в заболоченности. Местами пробираюсь в обход по зарослям кустов ив, чтобы не намочить ноги в непромёрзших разливах.



Похоже, я выбрала правильную дорогу, в лесу она становится более заметной. Интересно, что дорога, бугры грязи на ней заснежены, в то время как лес вокруг ещё без снега, там земля ещё тёплая. Лишь остывшие поваленные стволы белыми запорошенными полосами выделяются на ней.



Вот и деревня Займа за рекой Ягой. Уже знакомая мне грустная картина - заросшее поле, и крепкие ещё деревянные домики с пустыми глазницами окон. Лишь перепархивающие щебечущие стайки чечевиц оживляют пейзаж. По полю следы колей расходятся в нескольких направлениях, выбираю один, он петляет и вскоре заканчивается разворотом. Иду просто по азимуту в нужном мне направлении - к лесу в сторону урочища Лесниково. Мне кажется, что смогу как-нибудь перейти реку Ягу ещё раз и напрямую пройти к деревне Зикеево, откуда до Бушнево уже рукой подать.


Однако действительность вносить коррективы в намеченный маршрут. Лес здесь замечательный -- смешанный, с елями, берёзами, высокоствольный, вполне проходимый, хоть и заваленный местами. Иногда попадаются великаны сосны, с характерными затёсками-желобами.



Так раньше добывали смолу-живицу. Подхожу к реке Еге на лесном участке. Не так-то просто её перейти! Хоть и журчит вода через наведённую бобрами плотину (казалось бы – готовый мостик!) однако перейти, не замочив обуви, не получится, в центре сооружения – открытый слив воды. А мороз под вечер крепчает, около 10 градусов. Решаю идти лесом вдоль реки до открытых пространств у заброшенных деревень. В лесу попадается зарастающая вырубка, с корчами, невысоким кустарником, продольными грядами – в общем, ноголомательная неудобь, которую обхожу по периметру придерживаясь направления ближе к склону реки. Совсем стемнело. Бреду по компасу на север и вскоре среди стены леса появляются просветы.


Выхожу на поле, изморозь искрится в высоких бурьянах, снег местами накрыл полёгшие травы. Шагаю, высоко задирая ноги в этом переплетении стеблей, и вдруг выхожу на две примятые в траве колеи. Да! Похоже, это дорога, что проложена по узкоколейке, идущей дальше на север, в Маховатку. Слева белеют на фоне неба крыши деревни Ермолино. Деревня за оврагом, не хочется лезть напрямик, иду дальше по узкоколейке. Есть! Есть поворот к деревне. Всё. Теперь c этого места до Бушнево точно должна быть какая-никакая – а дорога!


Так оно и было, и все мои дальнейшие приключения этого дня свелись лишь к тому, что в темноте было как-то не то что страшно, а скорее неуютно, сумрачно, зябко проходить мимо покинутых, покосившихся изб умерших деревень. Будто души живущих некогда в Спирдово, Зикеево, Ермолино бродят где-то рядом, вздыхают, тоскуют по заброшенной земле. Поплутала немного на входе в лес от поля Спирдово, дорога на поле разветвлялась, а в лесу как-то сильно забирала к югу и я даже вернулась обратно, не поверив, по той ли я дороге иду. Так что эту лесную дорогу с глубокими колеями и не до конца замёрзшими лужами прошла трижды.



На стоянку встала в километре от Бушнево, рядом с дорогой, недалеко от реки Яги. Местные жители произносят это название Йога. Моста в этом месте нет, лишь брёвна, перекинутые через протоки, да широченная бобровая плотина. В темноте, да на склоне, в густом-прегустом мелком еловом лесу, к югу от дороги ровного незаросшего местечка отыскать не удалось, поэтому разбила лагерь в светлом ивовом редколесье к северу от дороги. И здесь, под звёздным небом было так холодно, что вода, набранная в реке, покрылась коркой льда, пока я разводила костёр и растягивала отражательный тент.



Ночью было около 15-ти мороза, но под моим тентом, да в двух спальных мешках, спалось мне тепло, как взошедшему огурцу под полиэтиленом на весенней грядке.И утром, чуть взошло солнце, я отправилась на осмотр храмового комплекса в селе Бушнево. Приближаясь к церквям по посёлочной дороге, не сразу осознаешь величественность сооружений, что постепенно вырисовываются посреди заросшего бурьяном поля за редкими деревьями. Две церкви и колокольня составляют храмовый ансамбль.



Некогда через село Бушнево проходил торговый тракт из Новгорода в Сибирь, и место это славилось бойкой торговлей. По пятницам каждой недели здесь собирались большие базары, на которые съезжалось до 3000 человек. На постоялых дворах останавливались проходившие обозы. Но когда через Казань положили более короткий путь, этот торговый тракт потерял своё значение и превратился в почтово-этапную дорогу. Которая в свою очередь тоже захирела после постройки железной дороги в Вятку. Церковь троицы Живоначальной двухэтажная. Колоннада с фронтоном на фасаде очень напоминает Большой Театр в Москве. Построена эта церковь в 1833 году.



Пол местами провален, здесь точно поработали копатели. В Бушнево даже был случай, когда несколько человек арестовали за то, что они копали уж слишком нагло и открыто, пригнав для раскопок бульдозер.


Внутри церкви колонны деревянные, они уже заметно разрушились. А вот что это за бревно с множеством дыр, что прислонили к колонне чьи-то заботливые руки? Похоже на подставку для каких-то предметов на палочках. В окнах здесь сохранились осколки витражей, а на стенах – фрески с ликами святых. Церковь Иконы Казанской Божьей Матери потрясает своей грандиозностью. Колоннады со всех четырёх сторон, с треугольными фронтонами сверху. Внутренние колонны, стоящие не по одной отдельно, а собранные попарно. Жалко, что основной купол уже обвалился, а от главной святыни, самой иконы, остался лишь киот.




Интересно, что по официальной версии истории церковь Иконы Казанской Божьей Матери была построена разбогатевшим подрядчиком Лесниковым в 1818 по образу Исаакиевского собора. Который, по той же официальной версии истории, был построен в 1858 году. Загадкой остаётся и то, куда исчезла каменная церковь о пяти главах, обитых немецким белым железом, которая была построена на этом месте в 1701 году и от которой сохранилось лишь описание…


Отдав дань уважения погибшим жителям деревни, что защищали Родину в Великой Отечественной войне, я покидаю это удивительное место Костромской земли.


Снаряжение компании "Сплав", которое использовала Марина Галкина в этом походе: