Закрыть
Ближайший к вам город с магазинами СПЛАВ:

Москва

Да, всё верноНет, выбрать другой
Закрыть и больше не показывать

Павел Мальцев. Как лечить серьёзные болезни в горном походе.

15.02.2019

«Самое страшное, что вам может встретиться в походе — это умирающий человек».

Павел Мальцев хирург с 10 летним стажем работы, ветеран Турклуба МАИ, занимается спортивным туризмом с 1981 года. Ходит в горные походы высшей категории сложности.

— Тебе плохо?

— Очень!

— Это ты сердце намял. Под лямочку-то шапочку подложи.

Так говаривал нам бодрый командир Лебедев. И шагал дальше.

Купить сейчас нормальные препараты становится сложнее и сложнее — всё попадает под рецепты, рецепты с красной чёрточкой. Поэтому пользуемся самыми простыми вещами — ничего вычурного.

Раньше всегда говорил — купите в аптечку любой гормон, сейчас и их загнали в рецептурный отдел. А обнаружение у вас 4-х ампул трамала, мощного обезболивающего — это срок. Года на два.

Поэтому будем упрощаться. Как только можно.

1.5 кг — предел для аптеки на группу 6−8 человек.

Павел Мальцев. Лечение болезней в горном походе

Будем говорить о серьёзных вещах, в первую очередь, о горной болезни.

Имею личный опыт — и болел, и людей лечил от неё. Имел горький опыт таскания людей с отёком головного мозга с большой высоты.

Отёк мозга — как итог тяжёлой горной болезни — это самое неприятное, что может быть. Отёк мозга и отёк лёгкого. К сожалению, посещает людей с любым опытом при срыве акклиматизации, при неправильном её проведении, при избыточном наборе. Любой срыв по набору, по времени, по скорости, по силе.

Считаю, что однозначно существует привыкание к горам. Акклиматизация — она длительная. Кратковременная акклиматизация держится приблизительно месяц после того как сходил на большую высоту.

А длительная акклиматизация — она тянется многие месяцы, если не год. Человек, который сходил на большую высоту и снова пойдёт туда через год — будет лучше себя чувствовать по сравнению с человеком, который не ходил на высоту.

Однако быстрый набор высоты приводит к горной болезни однозначно, ничего страшного в этом нет. Если общее соматическое состояние не страдает кардинально — болит голова, подташнивает — с кем не бывает, это не страшно. И только дозированная физическая нагрузка помогает быстрее преодолеть горную болезнь. Если ты ложишься в палатку — ты дольше будешь от неё выздоравливать.

Отёк лёгких. Как распознать. Как лечить.

Но если горная болезнь начинает переползать во всякого рода отёки, (и в первую очередь может начаться отёк лёгких), это уже очень серьёзно. И начало отёка лёгких — это, как правило — кашель.

Булькотение в груди.

Если вы слушаете человека и не понимаете — булькает или не булькает — послушайте другого человека, который нормально себя чувствует, и вы поймёт что такое, пусть сухое, высокогорное хриплое дыхание — и что такое булькотение. Как в кастрюле кипящей.

Кашель может быть даже с элементами рвоты — настолько сильный. Может происходить отхаркивание жидкости.

Начинает «садиться» голова, потому что отёк лёгкого — это гипоксия. Вы и так, когда в горах находитесь, у вас гипоксия, и в первую очередь отлетает высшая нервная деятельность, вы начинаете «дурить», чаще в виде того, что впадаете в ступорозное состояние. Человек немного как бы замыкается, становится отрешённым, ложится полежать. Это подозрительное состояние.

Развивается это всё быстро, в течение нескольких часов. И отёк лёгкого.

К сожалению, лечить человека, не спуская его вниз — это подвергать его жизнь большой опасности. Если только у вас нет кислорода, который вы можете дать заболевшему.

Если у вас нет гормонов, которыми вы можете уколоть человека, то, в общем-то, у вас особо ничего и нет, чтобы лечить человека от отёка лёгкого. Умирает от отёка лёгкого человек быстро — от сердечной недостаточности, просто перестаёт биться сердце. Это, как правило, происходит ночью, в районе 2−4 часов утра — это самое тяжёлое время для сердечнососудистой системы.

Поэтому в аптечке надо однозначно иметь какой-то гормональный препарат. Любой.

Павел Мальцев. Лечение болезней в горном походе

Дексаметазон, преднизолон и так далее. В ампулах. Колоть можно куда угодно. Можно в вену. Попали в артерию — можно в артерию — не важно. Плохо видна вена, боитесь не попасть — колите под язык, в половые органы — туда, где мощное кровоснабжение, чтобы побыстрее доставить препарат в организм. Если ничего не можете — колите в ягодицу, можно через одежду. Главное — побыстрее ввести в человека гормон.

Сколько лекарства нужно вводить?

В медицине рассчитано, что одна ампула или одна таблетка (это научно доказано) не может убить человека. Никакая. Поэтому одна ампула, две ампулы — это не страшно.

Наберите две ампулы любого гормона (только не смешивайте, конечно!) и колите. Больно ему не больно — не важно. Это поможет спасти ему жизнь.

Других способов лечения отёка лёгкого я не знаю. Если нет кислорода, ничего вы сделать не сможете, надо тащить заболевшего человека вниз.

Какие симптомы отёка мозга? Приёмы снятия отёка?

Если начинается отёк мозга — это совсем беда. Мозг мягкий, он хорошо кровоснабжается и находится в твёрдом ящичке. И расширяться ему некуда. А любой отёк любого органа — это просто расширение. Печень, например, может расшириться в полтора раза, и только потом вы начнёте её чувствовать.

Мозгу достаточно расшириться на пол сантиметра, как это — дикая головная боль, потеря сознания, судорожный синдром, как правило.

Главной точкой контакта с мозгом вашего пациента является зрачок. Он может быть суженный, может быть расширенный — разные причины могут быть, это нормально. Но если на яркий свет зрачок не реагирует — значит, беда, значит — мозг не реагирует. Глаз — есть вырост мозга. И раздражая глаз, вы раздражаете мозг. Если зрачок на ярком свету хоть немного сужается, а при переходе в темноту расширяется — значит, худо-бедно мозг ещё как-то реагирует, отёк ещё не настолько сильный.

Павел Мальцев. Лечение болезней в горном походе

Снятие отёка (как при отёке мозга, так и при отёке лёгкого) должно протекать путём удаления воды из организма. Нужно применять мочегонное. Таблетированное или в ампулах. Одна ампула любого мочегонного (в первую очередь, конечно, лазикса), даёт на выходе 300−400 миллилитров дополнительной мочи. То есть две ампулы — это почти литр мочи. Это много. Потому что в человеке циркулирует порядка 4−5 литров крови. Причём, циркулирует-то меньше — пара литров «сидит» в красном костном мозге в виде депо, в селезёнке. И если вы удаляете из человека литр жидкости, это сильно снижает отёк что головного мозга, что лёгкого.

Но помните, что потеря воды на высоте, где вода и так ценный продукт, очень сильно ослабляет человека, его, скорее всего, придётся тащить.

Но гормоны колоть надо, и воду убирать из человека надо.

Что такое реанимация?

Это восстановление жизнедеятельности организма. И реаниматоры имеют дело, как правило, с умирающим человеком. И самое страшное, что вам может встретиться в походе — это умирающий человек. У умирающего человека есть несколько стадий, которые могут незнающего человека немножко удивить.

Например, человек хреново себя чувствует, человек умирает. Давление неизмеримо, вы не можете нащупать пульс, кожные покровы бледные, недостаток кислорода — синие губы, синие ногти. Сознание спутанное или отсутствует. Плохое дыхание. И вдруг человек приходит в себя, а на самом деле это есть явление агонии. Она может длиться несколько минут. До получаса, даже до часа. Последний всплеск, когда человек приходит в себя у него нормализуется давление, часто возвращается сознание, он общается. Это как бы последний выстрел последнего патрона организма. После этого человек умирает. Не дай Бог вам с этим встретиться, но надо иметь в виду, что такое явление — это агония.

Сколько у нас есть времени на реанимацию, когда человек умер?

Берёте пульс — его нет, вы смотрите на дыхание — его нет. Это означает, что человек умер. Но это смерть не финальная, это смерть пока ещё обратимая. Биологическая смерть в первую очередь наступает в мозгах.

У вас приблизительно 8−9 минут. Но это в ситуации — когда нормальное давление кислорода. На высоте времени меньше. Ваша задача — раздышать человека и раскачать ему сердце. Нужно делать непрямой массаж сердца, комбинируя его с искусственным дыханием. Рот в рот. Тряпочку накинули и качаете.

Рот в нос не делайте, потому что, как правило, в нос плохо продыхивается, и часто нос бывает забит.

Человек лежит на спине, голова должна быть откинута, вы должны чётко контролировать язык, лучше его достать, обернуть платком (бинтом, тряпочкой) и держать. (В детской реанимации есть приёмы зацепления языка за губу английской булавкой — там уже не до сантиментов).

Павел Мальцев. Лечение болезней в горном походе

И вы начинаете дышать и начинаете стучать ему по грудной клетке. Нижняя треть грудины, на неё ставите низ тыльной стороны ладони, сверху вторая ладонь и делаете глубокие резкие толчки. Руки не убираете, вы держите их на груди. Вы делаете их в количестве 60 компрессий грудной клетки в минуту. В ритме 5 компрессий — одно вдувание рот в рот.

Вы должны быть уверены, что воздух в лёгкие попадает.

Будет хруст рёбер — на это внимания не обращать. Рёбра ломаются — рёбра срастаются.

Желательно, чтобы от начала реанимационных мероприятий кто-то засёк время. Через 15−20 минут действия уже становятся безполезными.

Утопление.

Бывает сухое утопление, бывает мокрое.

Мокрое — это классическое утопление, когда вода попала в лёгкие. Классический утопленник, наглотавшийся воды — он сизый.

При истинном, классическом утоплении пострадавшего укладывают животом на бедро.

Резкими толчкообразными движениями сжимают грудную клетку сбоку 10−15 раз для удаления жидкости из дыхательных путей.

Очищают дыхательные пути.

На все перчисленнные мероприятия отводится 30 секунд.

Затем проводят реанимационные мероприятия.

А бывает от холода рефлекторный спазм, перекрывающий горло. Это сухое утопление. Сухой утопленник — он белый. Бывает сухое утопление и от остановки сердца.

— Люди, которых достают из-под лавины — они тоже как утопленники?

Немного по-другому.

Во-первых, они задыхаются дольше. В воде — попала вода и всё очень быстро. Через пару минут уже остановка сердца.

В месте бифуркации (раздвоения) бронхов есть зона, раздражение которой может привести к остановке сердца. Туда вода попала — и остановка сердца.

В лавине — это скорее глубокая гипотермия. Охлаждение. Умирает дыхательный центр. Дыхание становится всё более поверхностное и в какой-то момент останавливается.

Попал в лавину — организуй перед лицом какое-то пространство. Не организовал — помрёшь. Если снег плотно прилегает к лицу — воздуха на минуту. А если расчистил перед собой пространство — хватит на дольше.

Отравление метиловым спиртом.

Смех смехом, а фальсификаты ведь делают на метиловом спирте. Скрытый период метилового спирта может достигать 40 часов! От метилового спирта нет опьянения, в классическом смысле этого слова. А есть оглушение. Человек сидит оглушённый, а не как при обычном опьянении — красный, довольный, активный.

Смертельная доза — 100−150 миллилитров. Если на метиловом спирте сделан ликёр, то это значит — стакан такого надо выпить. А если водка, значит — полстакана водки.

Способ отличить есть, но он химический. Если раскалить кусочек медной проволоки на зажигалке и опустить в бутылку — если запах формалина, значит — метиловый спирт.

Смертность от 150 мл практически стопроцентная. А от меньшего количества вы потеряете частично или полностью зрение. И оно невосстановимо. Это уже начинается дистрофия зрительного нерва.

Снежная слепота.

Обязательно надо иметь с собой что-то для глаз. Снежная слепота — вещь неизлечимая, если вы подожгли сетчаточку, то сидите себе и не рыпайтесь с чёрным чулком на голове. В тёмных очках вас поведут дальше. Вы всё равно ничего видеть не будете, у вас будут слёзы течь из глаз, в которых страшная резь.

Сколько нужно времени, чтобы схватить настоящую снежную слепоту?

Приблизительно полчаса. Если полчаса без очков походить в солнечный день по снежным склонам — будьте уверены, слепота неизбежна. К вечеру вы уже будете сидеть зажмурившись, с текущими слезами.

Процесс выхода из снежной слепоты длительный, зачастую с пожизненными последствиями — отслойка сетчатки, выпадение полей зрения.

Если потерял очки — бинт, на него йод и обматывайте голову. Разбил стекло на очках, залепи его бинтом с йодом. Йод — потому что жёлтое легче на ярком свете переносится. Два слоя марлечки, пропитанных йодом вполне хватит, чтобы остановить солнечный поток и уберечь свою сетчатку.

Но вообще-то в группе должны быть запасные очки.

Но если группа растянулась, ты остался один, и повредил очки, нужно понимать, что есть несколько минут, чтобы каким-то образом обезопасить глаза.

На крайний случай надо идти прищурившись, на грани видимости. Классические якутские очки против солнца — это щели, вырезанные в дереве.

На каменистом склоне вы не получите ожога, но только появляется снег — это отражение. Тут надо оберегаться.

Павел Мальцев. Лечение болезней в горном походе

Воспаление уха.

Может быть сплошь и рядом, потому что ветра дуют мощные. Ушная боль — одна из самых сильных у человека.

Нужно ставить согревающий компресс. С тем, что есть. Можно положить туда противовоспалительную мазь. В ухо — мазь. Сверху что-нибудь тёплое и пусть так человек и ходит.

Что ещё может из серьёзных вещей случится в горах?

Эпилептический припадок. Что это такое? Это судорожное неконтролируемое сжатие всех мышц. Или большинства мышц, основных мышц.

Такой припадок на фоне гипоксии (недостатке кислорода) может случиться у любого человека. Зачастую бывает, что эпилепсия начинается на высоте, потому что гипоксия.

Чем характеризуется припадок? Человек падает. Иногда бывают предвестники этого состояния. Но человек, с которым такого никогда не случалось, может не понять, что это предвестник припадка. Это звон в ушах, потемнение в глазах, расстроенность вестибулярного аппарата. И потом человек просто падает. Руки сгибаются, ноги сгибаются. Часто человек встаёт дугой, могут быть непроизвольные моторные движения. Самое страшное — это прикус языка, потому что кровотечение из языка может быть очень сильным, и остановить его очень трудно.

Ни в коем случае нельзя мешать этому состоянию — сломаете человеку кости или сустав повредите. Просто нужно предупреждать, следить, чтоб головой не бился об камни.

В рот нужно засунуть деревяшку, тряпку, что-нибудь, что есть под рукой, хоть ледоруб. Но лучше всё-таки что-нибудь помягче.

Имейте в виду, что укус эпилептика — это давление 400 кг на квадратный сантиметр. Может откусить палец.

Обычно припадок длится недолго, несколько минут. Потом припадок проходит и человек засыпает. Будить не надо. Дайте ему немножко полежать, поспать. Хотя бы пол часика.

Чем провоцируется эпилептический припадок?

Кто его знает. Когда медицина начинает давать огромные списки причин — значит, она не знает ответа. Но гипоксия — один из важных толкачей эпилептического припадка.

Никаких оснований думать о том, что у Васи через час будет припадок — нету. Никаких оснований думать, что у него не будет припадка — тоже нету. Это рулетка в чистом виде.

Обычно эпилептики не дают припадки раз в полчаса, иначе они бы все не жили, а давно вымерли бы. Припадок прошёл, и это явление может повториться у человека, например, через год. А может никогда больше не повториться. Да, есть люди, у которых такой припадок случался всего раз в жизни.

От чего может случиться потеря сознание? Что делать в таких случаях?

Обескровливание головного мозга — главная причина потери сознания. Спазм. Часто бывает потеря сознания при резком вставании. Когда человек уже находится на пределе своих возможностей — резкое вставание может привести к быстрому оттоку крови от мозга и как следствие — потере сознания. В этом ничего страшного нет. Придёт в себя и всё нормально.

Аммиак с собой для вывода человека из обморока не обязательно носить. Мы же всё-таки не барышни какие-нибудь аристократические.

Переломы и вывихи.

Страшная вещь. Я глубоко уверен, что вывихи вправлять мы не умеем. Вправлению вывихов учат, и довольно долго учат, на манекенах. Потом эти выучившиеся идут вправлять вывихи и очень не скоро начинают их вправлять правильно. Неправильным вправлением вывих можно только усилить, порвать связки и прочее. Поэтому если сам сустав не место не встал, то надо иммобилизировать это дело, закреплять и дальше двигаться исходя из возможностей, понимая, что одна из конечностей теперь неработоспособна.

Вывих всегда сопровождается отёком, отёк усугубляет вывих. Как правило, в момент вывиха ещё можно что-то сделать, вправить, а позже уже появляется отёк, воспаление, боль. Надо это место охлаждать, только не сразу, а немножечко погодя. И фиксация. Всё.

То же самое и перелом. Открытый перелом — тут вы сами всё поймёте. А закрытый перелом — это изменение формы, изменение геометрии конечности. Дикая боль.

Нужно фиксировать ближний и дальний сустав. В идеале зафиксировать в безболезненном положении, в положении, приближенном к нормальной геометрии. Кость должна быть прямая. Не получается — фиксировать, как получается. Главное — зафиксировать.

От болевого шока, связанного с движением костных обломков, человек может легко потерять сознание. Нужно обезболить.

Чем обезболивать?

Павел Мальцев. Лечение болезней в горном походе

Таблеточки в рот вещь, конечно, хорошая. Но она через полчаса подействует. Возьмите обезболивающие в ампулах. Какие? Какие есть. Баралгин, анальгин, что угодно. И вколите человеку. Лучше всего в вену. Если нет вены — в ягодицу.

Если у вас собой есть новокаин или ледокаин — анестетики местного действия — можно тут же обколоть место перелома в нескольких местах. Новокаин как-то там проникнет в зону, меньше будет болевое ощущение.

Раны.

Любая резаная рана, если её не закрыть, она обязательно загниёт и просто будет мешать жить. Нужно зашить и держать в перевязанном бинтом виде. Так она тоже загниёт, но это уже ничего страшного. Поход человек пройдёт. Потом вылечится, шрам только останется.

А в открытом виде ничего с раной не сделаешь.

Поэтому в идеале надо иметь с собой хирургические иглы. Такой иглой удобно шить.

Павел Мальцев. Лечение болезней в горном походе

Банально вяжете любой узел, срезаете так, чтобы немножко торчали усики, по сантиметрику примерно (чтобы потом удобно было их удалять). Шов накладывается приблизительно через каждый сантиметр. Наложили, завязали — следующий.

Нет хирургических игл — шейте обычными. Но обычной иглой очень неудобно прокалывать, в отличие от изогнутой хирургической.

Продаются одноразовые наборы для зашивания с иглами и нитками.

Рану промыли, почистили. Проточной водой или перекисью. Зашили, даёте человеку антибиотики, если рана большая — два-три шва. Сверху сухая повязка. Перевязка раз в день.

То, что рана загниёт, вероятность процентов 75. Если загниёт, ничего страшного, если рана развалилась, тоже не страшно, где-то внутри она уже всё равно схватилась. Как-то скрепилась частично.

Я шил людей, сам шил себя. Обычно раны разваливаются. Но из пяти швов, к примеру — два остаются, три разваливаются — ну и пусть. Домой вернётесь, промоете, покроете какими-нибудь противовоспалительными кремами — всё пройдёт через неделю.

Если рана не загнила, то швы снимают через неделю.

Любой шов — это нитка с инфекцией по этому шву. По каналу она может туда залезть. Поэтому лучше удалить.

Если рана не рваная, а резаная, можно стянуть её пластырем. Можно серым скотчем. Это тоже форма совмещения раны, но она слабее, чем шов. Вероятность её развала больше.

Ожоги.

Мы имеем дело с горячей жидкостью при приготовлении пищи в очень неудобных условиях.

Современная теория гласит, что ожог надо охлаждать СРАЗУ ЖЕ. И чем быстрее вы его начинаете охлаждать — тем меньше потом будет от него последствий.

У меня приятель сел в нодью и, опираясь ладонями, встал. Я сидел рядом. Товарищ мой, доктор наук и специалист по ожогам, прыгнул на него тигром (а телосложения не очень поворотливого) и в две секунды взяв его за две руки, моментально засунул в сугроб. Так быстро, что пострадавший ещё не понял, что с ним произошло даже. А нодья была уже хорошо раскалённая, угли были горяченные. Опирался голыми ладонями. И ничего с ним после такого оперативного спасения не было! Через неделю были нормальные руки.

Почему? — спрашиваю у приятеля. — А, понимаешь, мгновенное нагревание ткани подожоговое — оно очень высокое и довольно глубокое. Если вы мгновенно начинаете это остужать, то вы значительно облегчаете дальнейшее течение ожоговой поверхности. Вы просто снимаете этот жар сразу.

В лёд, в снег, в ледяную воду — 5−10 минут охлаждения — всё. Потом — мазевая повязочка и ведём мазевыми повязочками. Какая-нибудь противовоспалительная мазь, которая снимает отёк. Такая мазь обязательно должна быть в аптечке. Левомеколь или синтомицинка, которая сушит. У нас ведь в основном ожоги жидкостями, горячей водой.

Редко, когда взрывается баллон с газом.

Обморожения текут обычно так же, как и ожоги по своей физиологии. К сожалению, всегда то место, которое обморозил, оно потом будет слабым местом всю оставшуюся жизнь. Оно будет подготовлено к следующему обморожению в большей степени, нежели неотмороженные места. Поэтому, берегите эти места.

Не растирайте снегом. Снег — это, по сути, абразив. Вы берёте острые кристаллы и начинаете ими драть и без того страдающую кожу. Вы её просто обрабатываете наждаком. И охлаждаете ещё к тому же. Какая-то бессмыслица.

При обморожении в первую очередь нужно применять согревание. Согревать охлаждённые конечности можно подмышками или в паху — это самые тёплые места.

И, помимо локального согревания отмороженного участка, нужно согреть самого человека. Засунуть в палатку с тёплым примусом и пусть он там дышит тёплым воздухом. Никакого другого способа, как в минимальное время доставить максимальное количества тепла — как дышать горячим — не существует. Все остальные способы — медленные. Даже засовывать руки в тёплую воду, в ванну поместить — человек медленнее будет согреваться, потому что у него площадь поверхности тела в десятки раз меньше, чем площадь поверхности лёгких.

Если что-то почернело — это уже не восстанавливается. Как правило — отрезают.

Бывает сухая гангрена — без влажности, без отёков, без заражения. В походе отвалиться не успеет. Когда дойдёте до стационара — там отрежут.

Если у человека ампутированы четыре пальца на ногах, но остался один большой — он будет ходить как нормальный человек, не отличишь. Но если потерять большой палец, а остальные останутся — сразу будет заметно, что идёт ампутант.

Отравления.

При отравлении нужно устроить эвакуацию. Нужно набить человека водой. Какой-нибудь антисептик туда добавить, фурацилин, к примеру, или марганцовки. Литр-два-три тёплой воды — пусть пьёт. Потом ставите его голову пониже, и вся вода выльется.

Только марганцовка без кристаллов. В марлечке разводить. Если просто насыпать в воду — замучаешься разводить до безкристального состояния. А любой кристалл марганцовки, попавший на слизистую — это язва.

И дать слабительное. Немного слабительных в аптечку надо взять с собой обязательно. В горной еде нет клетчатки практически, и зачастую она приводит к запорам. Мы много теряем воды в горном походе. Мы выдыхаем пар. А вдыхаем абсолютно сухой воздух, у которого влажность ниже 25 процентов.

Перебои с сердцем.

Я сторонник того, чтобы иметь с собой в походе какой-нибудь солевой раствор. Пакетики с регидроном — это достаточно тяжело, но только такой раствор позволяет нам возвращать в организм минеральные соли. Вода из горного ручья — это практически дистиллят.

Отсутствие магния, отсутствие калия приводят к сердечным перебоям ночью. К экстрасистолии. Ритм идёт раз-два-три — перебой — раз-два — три. Экстрасистолия — жуткая вещь. Кто хоть раз в своей жизни испытал, что это такое… Вот ты лежишь, и вдруг у тебя появляется чувство страха смерти. Неосознанно. Ты не понимаешь — и чего я боюсь? А потом ты понимаешь — у тебя сердце с перебоями работает. А связано это с недостатком калия и магния, которые вымываются. Поэтому иметь с собой таблеточку панангинадля такого случая — необходимо. Начались перебои — дай панангиночку.

Павел Мальцев. Лечение болезней в горном походе

Что такое панангин? Примитивнейшее лекарство — соли магния и соли калия. Они мгновенно попадают в кровеносное русло, мгновенно встраиваются во все рецепторы и ритм восстанавливается.

Уникальная вещь — человеческое сердце — по 70, по 80, 90 100 лет — устройство работает без профилактических ремонтов непрерывно. Какой ещё инструмент может так работать?

Межрёберная невралгия.

По каждому рёбрышку у нас идёт нерв. Поскольку их много, они сверху, застудить их легко. И можно спутать межрёберную невралгию с сердечной болью.

Разница в том, что при межрёберной невралгии боль меняется, если вы шевелитесь. Если вы совсем замрёте, выдохните — боль проходит или сильно уменьшается. С сердечной болью такого не бывает.

При болях в сердце возникает страх смерти. Это конкретный медицинский термин. Что такое страх смерти объяснить трудно. Но один раз испытав, вы поймёте, что это такое.

Но если на глубокое дыхание боль меняется — значит, это не сердце. Межрёберная невралгия лечится обезболивающими препаратами.

Лечение основных заболеваний.

Воспалительное заболевание дыхательной системы. Пневмония.

В условиях гор пневмония очень опасна. Может привести к отёку лёгкого и смерти, а может привести без отёка лёгкого к смерти.

Один раз лечили такого человека и тащили на верёвке. В середину связки завязали его и потащили вниз. Сбросили полкилометра, и он уже начал себя лучше чувствовать, начал с нами общаться. А начинали тащить просто биоробота. Вечером легли спать — все были нормальными. А ночью я просыпаюсь, смотрю, он палатку лижет. — Ты чего? — говорю. — Пить хочу, — и продолжает конденсат слизывать.

Ну, думаю, всё, съехал. А высота — 6 километров. Думаю, что делать? Сейчас помрёт ещё. Вниз — ледник, он простой, но далеко.

И мы привязали его на коротенькой верёвочке, я его колол антибиотиками прямо на ходу, через брезентовые штаны. А он даже не чувствовал ничего. Вот он, бедняга, схватил пневмонию. Плохо себя почувствовал вечером, а утром уже просто клокотал. Булькал. Дышать нечем было — одна вода была в лёгких — почти отёк. Но, слава Богу, был в сознании. Вот такой случай.

Поэтому антибиотики вы должны с собой взять обязательно. Моё мнение — больше, чем два курса с собой брать нет смысла никакого. Потому что, ну что это за санаторий такой будет профилактический. Один человек заболел — полечили. Если второй ещё заболел — надо сваливать. Хватит уже, значит.

Антибиотик надо брать широкого спектра. Из последних. Обычно это три-пять таблеток. Таблетка в день. Деваться некуда — надо давать человеку.

Павел Мальцев. Лечение болезней в горном походе

Если болит живот и при этом ни поноса, ни рвоты — это может быть серьёзно.

Если живот мягкий, я могу погрузить палец — это ничего. А если живот твёрдый, не дотронуться — это катастрофа. Значит внутри воспаление, которое попало внутрь брюшной полости

Если пытаешься пальцы в живот вогнать, на сантиметр вошёл, а человек ойкает, делает каменный живот, как бы ставит тебе преграду, значит — беда. Вы ничего сделать не сможете. У вас времени до доставки в стационар — день-два. Если не успеете — он погибнет от перитонита.

Симптомы помимо твёрдого живота — боль, поза эмбриона, которую человек принимает для облегчения страдания. Это может быть аппендицит, может быть прободение язвы. Всё может случиться.

Павел Мальцев. Лечение болезней в горном походе

В подмосковных пещерах (Павел Мальцев первый слева)

«Когда я учился в мединституте и перечитал все книги про 10 000 болезней, я вообще удивился — почему человек ещё жив?

С этой мыслью вы и должны идти в поход", — смеётся Павел в заключении своего рассказа.

Лекцию проводил Павел Мальцев, турклуб МАИ.

Материал подготовила М. Галкина