Закрыть
Ближайший к вам город с магазинами СПЛАВ:

Мурманск

Да, всё верноНет, выбрать другой
Закрыть и больше не показывать

Отчёт о пеше-водном путешествии по Чукотке летом 2018 года.

30.01.2019

От мыса Шелагского до мыса Дежнёва. Нитка маршрута.

Двадцать лет назад я пересекла Чукотку с юга на север, прошла больше 1000 километров. И вот теперь я снова летела на этот далёкий край земли, чтобы пересечь его с запада на восток. И снова — в одиночку. Это было 28 июня 2018 года.

Меня часто спрашивают — не боишься ли ты? Конечно, боюсь. Боюсь, что закончатся продукты, боюсь, что начнётся затяжная непогода, боюсь, что я потеряю силы и не смогу дойти до людей. Боюсь медведей. Боюсь заболеть чем-нибудь смертельно опасным вдали от цивилизации.

Но больше всего я боюсь не сделать того главного, ради чего родилась и живу на этом свете.

И все отвлечённые страхи проходят, стоит только выйти на маршрут.

Заявленная нить маршрута.

Протяжённость заявленной нитки маршрута была около 1 150 километров (без учёта подъездов на машине). Сразу скажу, что в результате получилось больше.

Город Певек- река Паляваам- Уттыкын- пер. Топографов — р. Пегтымель — гора Недоступная — р. Пегтымель — пер Узкий — р. Каленмываам — р. Чаантальвэргыргын — р. Гилленгынкымвеем (сплав) — р. Чаантальвэргыргын (сплав) — р. Экитыки (сплав), р. Амгуэма — пос. Амгуэма — р. Вэныльветвеем — озёра Прилётные — р. Янранайваам — оз. Янранайгытгын — р. Важная — р. Эргувеем (сплав) — р. Ватапкайваам — р. Нунямоваам — р. Кайъытынрэльваам (сплав) — р. Ионивеем (сплав) — оз. Иони — Мечигменская тундра — р. Кэльэныр — пер. Мышатник — оз. Копрогытгын — р. Куйыматаваам — пер. Эрычвыторан — оз. Коолень — р. Коолёнвеем — пос. Уэлен — мыс Дежнёва.

Возвратиться на Чукотку вновь я хотела очень давно. Когда мой сын был ещё маленький, и летом я сидела с ним на даче в Подмосковье, днём, когда он засыпал, я читала книгу Николая Рундквиста — «Самая прекрасная дорога». И завидовала тем событиям, тем путям, которыми прошла команда уральских путешественников. И особенно конечно мне нравились пути по Чукотке. Путь к мысу Дежнёва казался мне очень заманчивым. 700 километров безлюдной тундры — местами горной, местами болотистой, почти без дров, суровая погода со снегами и дождями, встречи с оленеводами. Конечно, там, на пути есть река Ионивеем. Её не перейти вброд. Тогда команду выручил Костя Мержоев, он переплыл эту реку вплавь. Сентябрьским утром, когда на тундре хрустел ледок. И обеспечил переправу всем остальным. Как мне одолеть эту реку, если не брать плавсредство?

И вот — сын вырос. А я наконец-то обзавелась хорошей видеокамерой и лёгкой надувной лодкой. Теперь моя нитка маршрута на мыс Дежнёва вырисовывалась всё отчётливее и отчётливее.

Да, я не могу нести 45−50 кг за плечами, зато я могу построить маршрут таким образом, чтобы часть его можно было сплавляться. На сплаве ловить рыбу и немного отдыхать от пешей части.

У путешествия должна быть какая-нибудь цель, лучше высокая, иначе преодолевать трудности пути будет тяжело, а может даже и невозможно. Перед собой я ставила несколько целей. Основной целью было, конечно, достижение мыса Дежнёва. Команда Рундквиста шла туда на последнем этапе экспедиции «Дорогами России» от Иультинской трассы. Эта дорога, что проходит в меридиональном направлении от города Эгвекинота к руднику Иультин в основном по долине реки Амгуэма. И как бы разделяет Центральную и Восточную Чукотку. На Восточной Чукотке я ещё не бывала.

Но дойти до мыса только от Иультинской трассы казалось мне делом слишком маленьким. Если уж прилетать на Чукотку — то гулять, так гулять! Здорово было бы начать маршрут от Певека, в этот самый северный город Чукотки летают прямые самолёты из Москвы. На Мыс Шмидта, как оказалось, уже не летают — посёлок расформировали, жителей переселили.

Но от Певека до мыса Дежнёва — слишком уж далеко. Просто по прямой — и то уже выходит почти тысяча километров. За месяц с лишним не успеть, а на большее продуктов, которых и на месяц-то берёшь по минимуму, уж точно не хватит. А можно ли логично разбить маршрут на две части, так, чтобы в середине можно было бы пополнить запас продовольствия?

На Иультинской трассе, почти в самой середине, я нашла маленький кружочек населённого пункта. Посёлок Амгуэма. Обитаем ли он?

Когда цель поставлена, задача обрисована — ответы, напутствия, подсказки и решения начинают приходить к тебе сами по себе. Тем более что сейчас, при нынешней интернетной сети информация добывается сравнительно быстро и легко.

Набрав Амгуэму в Гугл поисковике, я с удивлением обнаружила, что посёлок не только обитаем, но ещё и нормально обустроен — в нём много новых одноэтажных коттеджей, есть школа. И главное — магазин. Не пропаду!

Итак, можно составить маршрут из двух глобальных частей. Каждая из которых — уже само по себе хорошее путешествие. Сначала от Певека до посёлка Амгуэма. И затем от Амгуэмы до мыса Дежнёва. Уже как-то спокойнее и проще, как будто есть пути отступления, если что… Можно, конечно, закончить поход и в Амгуэме. Можно позвать кого-нибудь на часть путешествия. Ведь на всё время уж точно никого не найти — путешествие длительное, два месяца и то, наверное, будет мало.

Но нет, так конечно не хотелось.

Ещё интересной новостью был неожиданный звонок весной 2017 года. Мне звонил путешественник из Уфы Алексей Ерастов и передавал привет от чукчей, тех самых жителей в ярангах на Пегтымеле, что встретились мне на пути в 1998 году после трёхнедельного отсутствия людей, когда у меня практически закончились все продукты. И самое удивительное было то, что они ничего не знали об том, как завершилось то моё путешествие! Хотя, как мне помнилось, я посылала туда, в бригаду, в тундру, и книжки, и фотографии. Алексей поведал им про меня, что всё закончилось благополучно. Через 18 лет…

Вот ведь как! Каменный век рядом с нашим стальным. И до сих пор всё ещё немного информационно обделённое пространство, мир без интернета. Он сохранился — этот изолированный, самобытный, первобытный мир! Надо спешить…

Этой же весной я неожиданно встретилась с прилетевшим с Чукотки местным краеведом и путешественником Евгением Басовым, и он подарил мне свою книгу «Сердце Чукотки» с пожеланием побывать там ещё раз.

То, что пойду на Чукотку, я твёрдо решила ещё за полтора года до начала путешествия. Уже было известно, что в 2018 году не будет чемпионата мира по рогейну — честь России защищать пока не надо. (Ведь я ещё являюсь и спортсменкой по спортивному ориентированию, и особенно по рогейну — разновидности этого спорта). Сын уже большой. Внуков ещё нет. Пока есть силы — можно дать свободу полёту мечты!

Маленькую трёхкилограммовую надувную лодку — пак-каяк «Колчим», я испытала в летнем одиночном путешествии по хребту Сунтар-Хаята. Теперь на этой лодочке я чувствовала себя так же уверенно, как на своём добром старом каркасно-надувном каяке.

Маршрут детально вырисовывается, когда внимательно изучаешь обзорную карту. У меня сохранилась старая карта 20-ти километровка. Путь к Иультинской трассе с запада был логичен по реке Чаантальвэргыргын. А в её верховья можно было попасть с верховьев Паляваама. Самое сердце Чукотки! Горные хребты Центральных районов. Там как раз я уже была в своё прошлое путешествие.

Именно от Алексея Ерастова я узнала, что теперь есть дорога, проходящая через верхнее течение Танюрера, дорога от Певека в Эгвекинот, пересекающая Центральный горный узел. Уму непостижимо — теперь в верховья Танюрера, куда я так долго шла бечевой от Канчалана, можно банально приехать на машине…

Однако, банально не совсем.

Мне попалась статья Ирины Щегловой в «Вольном ветре». Их команда туристов из Комсомольска-на-Амуре добралась до Центральной Чукотки из Певека, побывала на горе Недоступной и автостопом проехала до Эгвекинота.

Этот рассказ очень вдохновил меня. Появились новые возможности и новые цели.

Гора Недоступная. Уже одно само это название приводило меня в боевую готовность. А ещё она оказалась очень красивой — эта гора. Она — необычна для Чукотки, не осыпная, а сложена так называемой столбчатой базальтовой отдельностью. Будто это плато Путорана — именно там очень много подобных природных структур. Перья шестигранных столбов, весь гребень горы ощетинился ими. Видеоотчёт восхождения захватывал дух. Было и страшно, и очень романтично. А ещё было непонятно, зашли ли ребята на основную вершину, и вообще непонятно, откуда безопаснее подниматься. Я пыталась связаться с Ириной, но не вышло. Поэтому лишь внимательно перечитывала рассказ-отчёт. Проникалась романтикой описания и запоминала узловые точки маршрута, отыскивала их на карте.

Нулевой километр. Единственный мост через Паляваам. 200 километров от Певека, мимо рудника Майский. Там, где на старой карте значился посёлок Паляваам. Теперь это нежилой балок в чистом поле. Развилка дорог на Билибино, Певек, Эгвекинот и Мыс Шмидта. Два дня ребята ждали здесь попутку. Редкие вахтовки едут из Певека на прииски в район мыса Шмидта, и их отправление, как правило, связано с рейсами самолётов.

Уттыкын. Так называется ручей, приток Паляваама, у которого дорога от Певека разветвляется на Эгвекинот (через прииск Валунистый) и Мыс Шмидта.

Я поняла, что на Эгвекинот машины идут чаще и решила строить нитку маршрута от Уттыкына. А в случае удачи, если пойдёт попутка к Мысу Шмидта, попасть на реку Пегтымель, что съэконимило бы мне около 80 километров пути. На гору Недоступную, лежащую чуть в сторонне от моего глобального трансчукотского маршрута, я решила совершить кольцевой выход, отклониться от основного пути.

И конечно же на совершение путешествия по Чукотке меня вдохновляли книги Олега Куваева. Дух романтики и героизма снисходил на меня с его книг. Пик Олега Куваева — попалась мене информация в интернете. Есть такой пик? А я и не знала!

Ещё при поиске информации по Чукотке неизменно попадаешь на имя Юрия Капасёва. Этот бывший геолог, а ныне велотурист живёт в Певеке. И именно он, по праву первовосходителя, назвал одну из высочайших гор Чукотки именем Олега Куваева. Юрий поднялся на вершину в 1978 году. Этот пик Олега Куваева лежит в истоках трёх крупных рек Чукотки: Паляваама, Пегтымеля и Эквиатапа. Я уточнила координаты у Юрия и решила обязательно подняться на эту вершину и поставить там памятный знак. И нить маршрута по пересечению Паляваамского хребта, лежащего на моём пути, проложила как раз недалеко от этой вершины.

Да! Составление маршрута путешествия на карте можно сравнить с проложением нити маршрута на соревнованиях по рогейну. Отмеченные точки КП (контрольных пунктов) соединяешь оптимальной линией. Моими КП на карте путешествия становятся красивые места, интересные объекты и горные вершины, которые хочется посетить. Озёра, каньоны, наледи, места падения самолётов. Да всё, что угодно!

Ещё мне было интересно пройти через тот же самый перевал, что я проходила и 20 лет назад, так сказать — перекрестить маршрут. Пройти теперь этот перевал в другом направлении. И может быть в более благоприятных условиях, а не по сплошным снегам. Всё заснять, наконец, на фото и даже видео. Заснять на видео — это отдельная мечта и цель! Можно сказать — снять фильм про такое путешествие — это тоже было моей мечтой все эти годы.

Итак — цели вырисовывались. Маршрут сложился.

Первая часть маршрута до Иультинской трассы казалось мне какой-то пустяковой. Я уже была абсолютно уверена в простоте его прохождения, ощущала себя уже прошедшей этот маршрут. И больше всего меня привлекала именно вторая часть пути, собственно к мысу Дежнёва. Но я не хотела даже говорить об этом, никого не посвящала в свои планы, чтоб не спугнуть достижение этой цели.

На самом деле над этой частью маршрута я ломала голову больше всего. Я думала о ней ещё даже до путешествия по хребту Сунтар-Хаята летом 2017-го. Как лучше построить нить, чтобы больше плыть. Меньше идти по заболоченностям. Больше всего меня настораживала обширная заболоченная низменность Мечигменской тундры за озером Иони.

Вышло так, что вторую часть маршрута составила во многом похожей на путь команды Рундквиста — такая нить — это наикратчайший разумный путь по суше, долинам ручьёв, логичных перевалов к заданной точке — мысу Дежнёва. Их команда прошла этот путь за 35 дней. Я понимала, что скорее всего пройду аналогичный маршрут чуть медленнее.

В результате я остановилась на варианте использовать для сплава реки Эргувеем, затем приток Ионивеема и сам Ионивеем до озера Иони. И конечно же Кооленвеема — реки, вытекающей из самого восточного озера России и бегущей на восток к Уэлену. Единственно, я не определилась точно с начальной точкой маршрута на Иультинской трассе и соответственно первых полсотни-семидесяти километров. И нитка показывает один из возможных вариантов. А их у меня было три. Всё будет зависеть от обстоятельства, думала я. Путь можно было начинать и прямо от посёлка Амгуэмы. А можно было, при возможности попутного транспорта, и с других точек на трассе.

Интересно, что я даже не изучила вопрос, как можно выбраться с мыса Дежнёва, есть ли там какой-то общественный транспорт. И заложила на всякий случай нитку возвращения по суше до села Лаврентия, откуда точно летали самолёты в Анадырь. Главное, дойти до мыса Дежнёва. Рядом там есть жилой посёлок Уэлен, есть люди. И значит — я не пропаду!

Вторая часть маршрута

Осталось оформить пропуск, найти недостающие подробные карты. Да, Чукотка на момент начала 1918 года ещё была полностью погранзоной. Поэтому я заранее оформила пропуск, отослав в погранчасть Анадыря по электронной почте все необходимые бумаги и даже обзорные карты с ниткой маршрута ещё в январе. Всё это бесплатно делается по адресам, которые есть на сайте ФСБ России. Попуск пришёл мне довольно скоро, но я не ожидала быстрого ответа. Уведомление с почты, видимо, затерялось, и пропуск… ушёл обратно. Потом я дозванивалась до погранчасть Анадыря и по телефону мы решили все недоразумения и, пропуск пришёл мне повторно. Но созваниваться пришлось много раз, понервничала я изрядно. Пожалуй, получение пропуска было для меня самой большой сложностью в путешествии по Чукотке. Правда! Не переношу оформление всяких административных бумаг. В таких делах, когда мы ездим на соревнования по разным городам и странам, административная часть всегда лежит на моей подруге и напарнице по команде Нине Михеевой. А за мной — снаряжение, питание, костёр и тому подобные вещи.

А в июне 2018-го на Чукотке отменили пропуска, и в Певеке в самолёте проверяли лишь российские паспорта. Но пропуск я пронесла с собой до конца, и пригодился он лишь на заключительной части маршрута — там, где граница реально близка.

Ещё я оформила маршрутную книжку в турклубе, моё путешествие было заявлено на чемпионат России по туризму в классе путешествий. Подписаться под такой одиночной авантюрой — дело ответственное. Меня снова, как и 20 лет назад выручил Николай Рязанский — бессменный председатель МКК — маршрутно-квалификационной комиссии турклуба Москвы. Отец космонавта, он официально выпустил меня на маршрут, будто в открытый космос.

Теперь, если в назначенные сроки я не выйду на связь в Амгуэме, а затем в Уэлене, меня начнут искать по заявленной нитке маршрута. Никаких иных средств связи, кроме обычного сотового телефона, у меня с собой не было.

Схематично мой маршрут был нарисован в маршрутной книжке вот так:

Но конечно же, я оставляла и подробные карты. Я буду выкладывать их в каждом разделе по частям маршрута. Повторю ещё раз, что маршрут вышел длиннее заявленного. И начался он сразу с расширения на север — к мысу Шелагскому. Об этом — в следующей части.

«Вы полетите туда самолётом. Лет двадцать назад это тоже было незаурядным дорожным подвигом. Рейс ваш окончится не на той планете, с которой начался. Вас ожидает прохладный и влажный воздух, черный и жёлтый пейзаж, если вы прилетели летом. Нет тут берёз, клёнов, ясеней, сосен, лиственниц. Есть сопки и тундра, чудовищно, даже как-то клинически голые, и в вас поселится лёгкий страх, особенно если вы выросли среди мягких пейзажей европейской России"(Олег Куваев. «Территория»)

Список снаряжения и продуктов можно посмотреть ///////////.

М. Галкина.