Закрыть
Ближайший к вам город с магазинами СПЛАВ:

Москва

Да, всё верноНет, выбрать другой
Закрыть и больше не показывать

Михаил Хергиани. Человек-легенда советского альпинизма.

15.02.2019

Место, где история средневековой Сванетии живет под одной крышей с историей жизни человека-легенды и историей советского альпинизма. Дом-музей Михаила Хергиани.

Если в вечный снег навеки ты
Ляжешь, — над тобою, как над близким,
Наклонятся горные хребты
Самым прочным в мире обелиском
.

В.Высоцкий. «К Вершине» (Памяти Михаила Хергиани)

«Когда в первый раз я увидел горы, не знаю, как не знаете вы, когда в первый раз увидели деревья, дома, траву… Наверное, горы отразились в моих глазах, как только я их открыл.»

Эти слова произносит заслуженный мастер спорта по альпинизму, трехкратный чемпион страны и девятикратный призер в заочных соревнованиях по альпинизму, заслуженный тренер РСФСР Иосиф Георгиевич Кахиани в книге Александра Бермана «Среди стихий».

Именно из этой книги пришли ко мне названия Местия, Адиши, Жабеши и связались в голове с красавицей Ушбой.

«Ушба… Она поднимается в самом центре Верхней Сванетии, над Местией. Вид ее поражает, ошеломляет, пугает и восхищает. Два с лишним километра отвесных недоступных скал из розовых гранитов и гнейсов! Два с лишним километра отвеса над зеленым ковром лугов и над сверкающими ледниками! Попробуйте себе это представить. Нет, не получится, если вы не видели Ушбы. Не получится…

Тот, кто поднимется на Ушбу, навсегда поверит в себя. И ничем тогда его не сломить, ничем не запугать, ничем не остановить в самых дерзновенных мечтах и делах.

Одними из первых людей на вершину Ушбы поднялись сваны. Ночью на вершине они разожгли костер, чтобы все люди узнали о том, что нет на свете ничего и никого сильнее людей, что человек, выглядевший рядом с Ушбой ничтожной букашкой, может все… Даже победить Ушбу…" А.Кузнецов. «Внизу Сванетия».

Справка из Википедии: Ме́стиа— посёлок городского типа (до 1968 — село) в Верхней Сванетии, центр Местийского муниципалитета провинции Самегрело — Земо Сванети в Грузии. Расположен на южном склоне Большого Кавказа, в 128 км к северо-востоку от Зугдиди. Высота над уровнем моря около 1500 м. Население — 2,6 тыс. человек (2002). Местиа является также центром высокогорного туризма и альпинизма; отсюда начинаются восхождения на вершины Ушба, Джанги-тау, Шхара и др. 1 декабря 2010 года здесь открылся горнолыжный курорт.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Впервые попав в Местию — сердце Верхней Сванетии — мы не могли не посетить дом легендарного альпиниста и необыкновенного человека — Михаила Хергиани, который одновременно является и музеем альпинизма СССР.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

«Тигр скал», семикратный чемпион СССР, заслуженный мастер спорта СССР, кавалер ордена «Знак Почёта» за выдающиеся спортивные достижения — Михаил Хергиани прославил Сванетию, как прославил и весь бывший Советский Союз.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Михаи́л Виссарио́нович Хергиа́ни родился 20 марта 1932 в Местии в семье одного из первых альпинистов Сванетии Виссариона Хергиани, покорителя Ушбы в 1937 году.

О своём имени Хергиани говорил: «У меня … три имени. Настоящее моё имя Чхумлиан. Так назвали меня при крещении в честь одного нашего далекого предка. Второе моё имя — Минан, так называют меня дома отец, братья, сестры, самые близкие родственники. И третье моё имя русское — Михаил. Мишей, Михаилом окрестили меня впервые в школе инструкторов альпинизма, не могли выговорить — Чхумлиан. А теперь у меня и в паспорте написано: «Михаил Хергиани».

В 2017 году ему могло исполниться 85 лет. Жена Михаила Като еще жива, но ей уже тяжело проводить экскурсии, детей у них нет, и экскурсию по музею проводит племянник Михаила — один из обширного клана Хергиани. Мне показалось, что его рассказ будет неполным без некоторых иллюстраций из книги друга Хергиани — альпиниста Александра Кузнецова «Внизу Сванетия» и нескольких выдержек из Википедии.

— В вашей семье есть еще альпинисты?

Хергиани: — У нас есть «Снежный барс», мы тоже ходим, конечно. Правда, нужны века, чтобы родился один такой альпинист, как Михаил Хергиани.

На территории Советского Союза было пять вершин высотой за 7000 м — это на Памире и Тянь-Шане. Покорителей всех этих вершин называли «Снежными барсами». Михаил Хергиани был «Снежным барсом», но он был и единственным «Тигром скал» в мире альпинизма, то есть был альпинистом и скалолазом высочайшего уровня. Некоторые из его рекордов до сих пор остаются непревзойденными.

А. Кузнецов пишет: «Михаил Хергиани родился в той части Местии, которая называется Ланчвали… Местиа состояла из четырех отдельных селений— Ланчвали, Лагами, Лахтаги и Сети. Многие названия селений Верхней Сванетии произносят по-грузински, с прибавлением буквы „и“ к концу слова: Лагам—Лагами, Кал—Кали, Ушгул— Ушгули. Селения Местии, .как и все селения Верхней Сванетии, хоть и не похожи ни на какие другие в Мире, зато весьма похожи друг на друга. Те же дома-крепости с узкими бойницами вместо окон, те же башни и похожие друг на друга церкви с такими же бойницами. Лишь Лагами, куда семья Хергиани перешла жить, когда Мише было 8 лет, стоит еще в стороне. Но и к нему протянулась уже цепочка современных „не сванских“ домов. Раннее детство прошло в старом сванском доме, в каких теперь уже не живут в Местии.»

Хергиани: — Сванский дом двухэтажный. Это первый этаж, где жили зимой. Это называется мачуби.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

В таком мачуби жили 15−20−25 человек. Люди жили вместе со скотом, который являлся также и обогревателем вместо печки. Резные арки для голов животных. Спали наверху над скотом на полатях. Конечно, запах был тяжелый, но к этому можно привыкнуть.

Климат в Сванетии суровый, а раньше было еще холоднее, потому, что сюда доходили ледники. В Средние Века житье со скотом было принято по всему миру, особенно, в странах с холодным климатом.

Наверху на втором этаже было набито сено для скота, и люди не помещались. Впрочем, наверху иногда были комнаты для гостей или, например для молодоженов.

Скот выходил на улицу через другие двери и в общую комнату не попадал.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

В центре дома очаг. Топили по черному. У сванских домов между этажами были вентиляционные паукообразные щели, через которые выходил дым.

Дым слегка нейтрализовал запах скота. Над очагом плоские камни — шкили, как защита от искр и пожара и для сохранения тепла. Камни нагреваются и сохраняют тепло. На них также сушили одежду и коптили еду, там же размещались вешалки для одежды.

А.Кузнецов: «Медные котлы для приготовления пищи вешались над огнем на очажной цепи. Кованая и всегда очень древняя цепь—предмет священный, символ очага, символ семьи, дома, рода. На ней клялись, на ней проклинали. Унести ее из чужого дома считалось страшным оскорблением, смываемым только кровью. Такую цепь из своего старого дома Миша перенес к себе. Хергиани строили новый дом, и Миша хотел оборудовать его так, чтобы современность интерьера сочеталась со сванской стариной».

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Резной стул, где сидел глава семьи. Кроме него никто на этот стул не садился.

Сзади на скамье сидели мужчины, а женщины и дети к теплу к очагу на маленьких стульях. Кормились молочными продуктами, и всегда был свой хлеб. В Сванетии выращивали несколько сортов зерна.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

С VII-IX веков было развито пчеловодство, сваны знали множество лечебных трав.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Зимнюю кожаную обувь набивали целебной травой и носили на босу ногу. У летней обуви подошва состояла из кожаных косичек, чтобы она не скользила на камнях и скалах.

А.Кузнецов. «Летнее помещение—дарбаз—располагалось над мачубом. Зимой тут устраивали сеновал. Дарбаз соединяется с мачубом небольшим закрывающимся отверстием, в него прямо на пол мачуба сбрасывают сено скотине. С пола сено подбирают и отправляют в резные окна. На лето из мачуба часть мебели переносили в дарбаз и жили там. Мачуб летом пустовал».

Под домом находилось подземелье, где, как и в башнях, отсиживались во время осады, а также — как пишет Кузнецов — держали здесь пленных или украденных: «По словам дяди Никалоза, воровать людей из соседних селений или обществ было делом довольно обычным для сванов. Существовала даже определенная такса для выкупа украденных людей, она обычно исчислялась не быками, не землей, а оружием. Например, молодая н красивая девушка была „эквивалентна“ позолоченному ружью».

Все это было в далеком прошлом, и нынешние дома сванов уже не поражают воображение резными скамьями, тронами и лежанками. Комната самого Михаила Хергиани тоже уже вполне современна.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Мы, конечно, не могли не спросить о предназначении сванских башен, которые являются, едва ли, не основной отличительной особенностью Сванетии.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Х.: — Башни строились для самообороны. Сванетия единственный уголок в Грузии, где население не перемешано с населением «больших народов». Сюда трудно было пригнать вражескую армию, так как через горы сюда вела только пешеходная тропа. Зимой вообще невозможно было попасть в Верхнюю Сванетию.

Башни расположены таким образом, что с них видно, кто подходит снизу, и сразу маяками передается по селению. Когда внизу на Грузию совершались внезапные нападения, оттуда приносили ценные вещи и иконы, и они хранились в сванских домах и башнях. Из древнего сванского мачуби можно было перейти сразу на башню, и башня закрывалась изнутри таким образом, что взять ее силой было невозможно.

-Нам рассказывали, что в башнях прятались и от кровной мести.

 — Да. Если не ладили друг с другом, тоже закрывались в башне.

А. Кузнецов пишет: «Кровная месть в Верхней Сванетии, или „лицври“, изнуряла страну еще больше, чем постоянные войны с внешними врагами. Война шла не только между отдельными селениями, но и между домами. Достаточно было сказать обидное слово или пнуть ногой собаку, чтобы получить пулю в лоб. И тогда мужчины поднимались в башни. Они забирали туда женщин и детей, прокопченные мясные туши, боеприпасы, наполняли водой деревянные баклаги в башнях. Башни имеют выход в дом, который тоже представлял из себя крепость. Вместо окон в сванских домах узкие бойницы, а сами дома построены из камня—не подожжешь».

— А как питались в осажденной башне?

 — Еду запасали заранее, а строились башни только в тех местах, где были источники воды. Дом и башня обычно соединялись подземными или тайными ходами. Можно было продержаться очень долго.

— От лавин тоже можно было спрятаться в башне?

 — Я помню, как в 1987 году была очень большая лавина, которая уничтожила всю деревню, тогда погибли 25 человек. Осталась только башня (там стояла одна башня). Древние Сваны строили свои башни таким образом, чтобы они были направлены углом к возможной лавине или оползню.

Журнал «Вокруг Света» № 09 за 1987 год: «А ведь и раньше в Сванетии были зимы, когда лавины шли поверх засыпанного снегом леса. Сейчас же снега, в начале февраля, было в пять-семь раз больше, чем в среднем за многие годы! И гигантские, катастрофические лавины сходили со склонов оттуда, откуда их не ждали, и устояли против них лишь средневековые башни, но не жилье…»

Михаил Хергиани в своей башне устроил серьезный скалодром для тренировок. Сейчас, кроме лесенок и крючьев там висит и та, перебитая камнепадом, веревка.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Мы стоим перед музейной витриной, смотрим на прошитые вручную страховочные системы, шитые-перешитые варежки, лыжи с троссиковыми креплениями, калоши для скалолазания («тайное оружие Русских»), выношенные олимпийки и штормовки…

Как можно было ходить перевалы, терпеть холодные ночевки, проходить отвесные стены с примитивным снаряжением и без настоящей теплой одежды?..

А ведь ходили! И как!..

Прохождение скал с применением шлямбурных крючьев, альпинисты Сванетии не считали чистым альпинизмом, предпочитая им свободное лазание, и применяя лишь в крайних случаях.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

— Значок «Альпинист СССР» Хергиани получил в 1946 году, кстати, его отец был против того, чтобы Михаил занимался альпинизмом.

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

 — 1952 год — выполнил нормы II разряда по альпинизму и стал чемпионом ВЦСПС по скалолазанию. Чемпион СССР по скалолазанию в Ялте (в связке с Шалико Маргиани).

1956 год — стал мастером спорта СССР и чемпионом СССР за первопрохождение северной стены Тютю-баши (вместе с Ю. Мурзаевым, Л. Заниловым и А. Синьковским).

1957 год — 3-е место на чемпионате СССР за первопрохождение северо-западной стены горы Донгуз-Оруна в двойке с Иосифом Кахиани.

1960 год — был приглашен в Англию. В горах Шотландии его назвали «Тигром скал» за замечательную технику и манеру восхождения.

«Когда Миша шел по скалам, не думалось о технике, просто смотрелось, так это было красиво.

Когда на Крымских соревнованиях он шел вверх, зрители замирали не от страха (какой там страх, страховка сверху троссиком) — от восхищения. И он неизменно становился чемпионом страны". А.Берман. «Рассказы Иосифа Кахиани».

Михаил Хергиани Сванетия дом-музей

Скала имени М. Хергиани. Крым.

В 1961 году произошла трагедия при восхождении на пик Победы (экспедиция грузинского альпклуба им. Алеши Джапаридзе). Экспедиция ставила перед собой грандиозную задачу: траверс всего массива Победы с запада на восток, но удалось дойти только до вершины пика Победы, при этом проложить новый маршрут через пик «6918» (названный позже — пик Важа Пшавела, это был первый маршрут 6 к.с. на Победу). В штурмовой группе было шесть участников: Джумбер Медзмариашвили (рук.), Михаил Хергиани с двоюродным братом, тоже Мишей Хергиани, Теймураз Кухианидзе, Илико Габлиани и Кирилл Кузьмин. На гребне умирает Илико. На спуске погибают Теймураз и Джумбер. Михаил Хергиани в одиночку спускает — спасает двоюродного брата. (Википедия)

Вот рассказ Михаила Хергиани об этом случае из книги «Внизу Сванетия», который по утверждению А. Кузнецова, он приводит там почти дословно: «Остановились на 7360 метров, ночуем в палатке. Кузьмин нас поздравляет—впервые советские альпинисты почуют на такой высоте. …

Утром вышли пораньше. Прошли тридцать метров, вдруг Миша говорит: «Все. Больше не могу ни вверх, ни вниз. Умираю». Стали думать, что делать. Кухианидзе говорит, надо отказываться от траверса, спасать Мишу. Другие не соглашаются, говорят—осталось совсем немного, лучше пройти до Центральной вершины по гребню и вернуться. Я сказал: раз Миша не может идти, надо остановиться здесь. Если он назавтра будет живой, оставим его в палатке, закутаем во все теплые вещи и сходим на вершину, Если же он до завтра не доживет, буду во всем слушаться вас, а сейчас я его оставить не могу. Кирилл говорит: «Нельзя оставаться на такой высоте. Еще день, еще одна ночевка, и мы все погибнем». Решили идти на вершину. Я отказался: буду спускать Мишу — или спасу его, или умру вместе с ним. Кухианидзе тоже не хотел идти, хотя чувствовал себя лучше других. Но втроем идти плохо, пошли двумя связками, двумя двойками.

Я отрезал у второй двойки кусок веревки. Палатку они забрали, у нас осталась одна банка консервов и хлебцы".

«Остается добавить, что в 1966 году Михаил Хергиани снова поднимался на пик Победы, теперь уже через Восточную вершину. Он хотел пройти пик Победы траверсом, найти на спуске и привезти в Сванетию тело Илико Габлиани. Судьба распорядилась иначе. Авария в другой группе потребовала его помощи. Спасательные работа заняли много времени, момент был упущен. Потом выпал большой снег, и подъем на Западную вершину стал невозможен». А.Кузнецов.

— В 1963 году были рекордное восхождение в Болгарии и три рекордных восхождения в Альпах Франции, где его напарником был московский альпинист Вячеслав Онищенко.

Например, сложнейший маршрут в мире — Запаная стена Пти-Дрю. Первым ее покоряет Сильнейший французский альпинист, проходит этот маршрут за три недели, а Миша со своим напарником за 17 часов.

«Первая неудавшаяся попытка восхождения по этой стене была предпринята в 1939 году французскими альпинистами Майком и Казелеем. После них западную стену Пти-Дрю неоднократно штурмовали сильнейшие альпинисты Европы. Но даже таким знаменитостям, как Борекёй и Ребюфа, Шац и Кузи, покорить ее не удалось. Шац и Кузи высказали мнение, что подъем по западной стене Пти-Дрю невозможен. И только в 1952 году, спустя тринадцать лет после начала штурма, этот маршрут прошла группа Маньона. И то она прошла его в два приема: первый этап восхождения длился пять дней, потом альпинисты спустились, отдохнули и вторым заходом, используя навешенные в нижней части стены веревки, добрались до вершины.» А.Кузнецов.

— 1964 — он становится чемпионом СССР, покорив Восточную стену Северной Ушбы с Зеркалом Ушбы. Михаил Хергиани — руководитель группы. В составе группы: Миша Хергиани (двоюродный брат), Шалико Маргиани, Джумбер Кахиани, Гиви Цередиани и Джокия Гугава). Этот труднейший маршрут до сих пор никто не смог повторить. Сложный подход к зеркалу, затем начинается 900-метровая гранитная стена с вертикальным и отрицательным уклонами почти без зацепок.

 — Высшую вершину СССР — Пик Коммунизма — он покоряет дважды и с разных сторон, разными маршрутами.

— 1967 — восхождения на Гран Капуцин, Пти Дрю, затем «Русский вариант» — по Северной стене на Гран Жерас в двойке с В. Онищенко. В таком варианте маршрут был осуществлён впервые! Все восхождение заняло тринадцать часов.

«Очень понравилась мне эта стена. Можешь лазить — пройдешь, не можешь — болтайся на лесенках. Это в десять раз дольше. И потом, какой же это альпинизм? Красивая стена, разнообразная — и лед, и скалы, и разная трудность, хотя легких участков нет. Все 1200 метров прошли лазанием. Я согласен с французами, что Гран Жерас самая интересная их стена.

Да, недаром она и теперь самая популярная среди альпинистов мира. Монолитные, без трещин скалы почти повсюду покрыты тут натечным льдом. Сильно усложняют восхождение гигантские отвесные сбросы высотой до 150 метров. На километровом отвесе стены всего две-три крохотные площадки, где могут разместиться сидя только два человека. И эти-то полочки надо поискать.

С 1927 по 1935 год девятнадцать групп безуспешно штурмовали эту стену. В 1935 году немцы прошли по самому легкому пути, а эту северную стену удалось пройти итальянцам только в 1938 году. Однако в таком варианте маршрут был осуществлен впервые Хергиани и Онищенко…

Новый маршрут на стене Гран Жераса получил название — «Русский вариант». Пока его еще никто не прошел." А. Кузнецов

 — 1968 — под руководством Михаила Хергиани на вершину Ушбы поднялось одновременно 45 альпинистов Грузии. «Живая энциклопедия приключений»

Всего Михаил Хергиани семь раз становился чемпионом СССР по скалолазанию.

Кроме побед в горах, на счету Хергиани множество спасенных жизней.

 — В 1969 году был сбор сильнейших альпинистов и скалолазов мира в горах Италии. В Доломитовых Альпах. Его напарником также был Вячеслав Онищенко. Они уже совершили там два рекордных восхождения высшей категории сложности, последней выбирается 700-метровая стена Суальто. Для него это не было самым сложным маршрутом. Он шел впереди, оставалось 200 м, когда сошел камнепад. Веревка была перебита камнями, и он сорвался. Славу Онищенко сняли с вертолетом только через 24 часа.

Михаил Хергиани похоронен в центре Местии в церкви Святого Георгия.

В заключение хочется привести два письма из книги Александра Кузнецова:

«Дорогой Миша!

У тебя теперь все есть. Ты достиг всего, чего можно достигнуть в спорте, — ты мастер спорта СССР, ты почетный мастер спорта, ты международный мастер спорта, ты заслуженный мастер спорта, ты заслуженный тренер и даже «тигр скал». Ты стал в Союзе альпинистом № 1 и сделался национальным героем Сванетии и всей Грузии. Что же дальше?

Не пора ли нам с тобой сесть на коней, объехать Верхнюю Сванетию и написать о ней книгу? Мы заедем в каждое ущелье, поговорим со стариками, соберем легенды и песни сванского народа, постараемся лучше понять его дух и рассказать обо всем этом людям.

Если ты согласен, я брошу все и, как только сойдет снег, приеду в Местию. Жду твоего ответа. Обнимаю тебя.

Твой Александр Кузнецов".

Ждать пришлось недолго, ответ пришел через неделю. «Здравствуй, дорогой брат Саша! — писал мне Миша. — Ты задумал хорошее дело. Правильно, в спорте все сделано. Мне надо только снять с Победы и похоронить в Сванетии Илико, больше мне ничего не нужно. На этот год планируется совместное франко-советское восхождение на пик Коммунизма и восхождение сванов на Ушбу. Но как только ты скажешь, что нам пора садиться на коней, я тоже все брошу и прилечу в Местию…»

Фото: Д. Демин, Т. Веселова, Д. Паршин.

Автор статьи: Пушкова Юлия