Закрыть

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных.

Политика конфиденциальности.

 

 

Ближайший к вам город с магазинами СПЛАВ:

Москва

Да, всё верноНет, выбрать другой
Закрыть и больше не показывать

Интервью со Станиславом Бусловым. Приглашение в путешествие.

29.11.2019

Этот рассказ немножко Новогодний, потому что в Новый Год случаются совершенно удивительные вещи, а я хочу познакомить вас с человеком, который знает, где живет мечта и щедро делится чудесами со всеми, кто не побоится шагнуть за ним через экватор.

Станислав Буслов — путешественник, филосов, немного историк, человек, который пьет жизнь по капле, и она открывает ему свои тайны, потому что он умеет смотреть и видеть.

alt,title

Уехать на Край Земли можно по-разному. Можно восхищаться миром из окна автобуса, изредка разминая ноги на смотровых площадках, а можно подняться в горы и взглянуть на него глазами Бога.

Но есть и другой путь: просто идти, ехать на мотоцикле, плыть на катамаране по океану, ночуя на пляжах, слушая по вечерам, как переругиваются над твоей головой летучие лисицы; покупать рыбу у местных жителей, рассказывать им про страны, где зимой вода становится такой твердой, что по ней можно ездить на машине. Можно забираться в мангровые заросли, прыгать с водопадов или заглядывать в жерла вулканов. В Азии никто никуда не торопится.

— Стас, мы познакомились в удивительном путешествии на архипелаг Раджа Ампат*. Мне до сих пор снятся коралловые сады, соломенные хижины на воде и удивительной красоты проливы. Ты собираешься куда-нибудь в ближайшее время, и, вообще, какие у тебя планы?

* «Расположенные недалеко от северо-западной части полуострова Чендравасих острова Новая Гвинея, в индонезийской провинции Западное Папуа, острова Раджа Ампат или Четыре Короля представляют собой архипелаг, включающий более 1500 небольших островов, рифов и отмелей, окружающих четыре основных острова Мисоол, Салавати, Батанта и Вайгео, а также небольшой остров Кофиау. Архипелаг Раджа Ампат является частью Кораллового треугольника, который отличается самым богатым морским биоразнообразием на Земле». Википедия.

— Сразу после Нового Года (с 9-го по 20-е января) я еду в трип по Мала́йзии (Malaysia), это путешествие немного в стиле «галопом»: два дня столица Куала Лумпур, три дня Пенанг, шесть дней релакс на о-ве Лангкави.

alt,title

Пенанг — город, объявленный наследием ЮНЕСКО. Это мое любимое место в Юго-Восточной Азии. Хотя я провел там больше чем полгода, но мне в нем никогда не бывает скучно. Там можно гулять в любое время и в любое время найти открытую кафешку. Это столица кухонь, где можно попробовать лучшую китайскую, индийскую, малайскую еду. Можно встретить любые рестораны (даже русский был, правда, там готовили татарскую кухню, но тоже не плохую).

Сам город пахнет вкусной едой. Помню, как я уезжал из него однажды, мы мчались, опаздывая на самолет, а я уже скучал по этому городу. Я попросил открыть окно и чувствовал, как запахи разных кухонь меняются от улицы к улице.

В Пенанге есть большой Старый город с английским, тамильским, китайским, малайским наследием, в общем, много всего интересного. После этого где-то пол трипа (дней пять шесть) на острове Лангкави. Это курортный остров. Он очень красивый и хорошо оформленный. Интересно посмотреть Драконовы горы с променадом на подпорках около вершины, виды откуда просто необыкновенны. Чудесный вид открывается с горы Гунунг Райя (Gunung Raya) — самой высокой на острове, но, чтобы туда попасть нужно уметь ездить на скутере или хотеть научиться. Общественного транспорта там нет, только такси, что, конечно дороже.

Если на мопеде ездить не хочется, можно жить просто у красивого пляжа, отдыхать там и ходить смотреть достопримечательности поблизости. Вокруг множество водопадов, парков, огромный парк птиц. Восточная часть острова покрыта манграми, из которых торчат отвесные высоченные скалы. Там разбои из островов, куда возят посмотреть на морских орлов, падающих с высоты за кормом прямо к лодкам, на черепах, мангры и так далее, там симпатично.

alt, title

Потом с 20 по 4 февраля будет Северная Суматра. 2го и 3го февраля еще и Куала Лумпур посмотрим. Это будет комфортный тур потому, что первая заявившаяся пара люди в возрасте, активные туристы в прошлом, которые хотят посмотреть интересные места, и мы будем ездить на арендованной машине.
Мы постараемся охватить всё самое интересное на Северной Суматре — сходим в джунгли к орангутанам, взойдем на вулкан легкий для треккинга (без рюкзаков одним днем) посмотреть фумаролы. Вулкан очень красивый до сих пор у него крутые склоны, там растут сосны, мало народу, самые дешевые фрукты, люди довольно гостеприимны, приятны, немножко горцы, но радушны.

alt,title

Увидим разные культуры батаков (местного населения сев. Суматры (каро, тобо, даири), увидим множество водопадов.

Побываем и даже поживем на самом большом в мире вулканическом озере (80 на 30км). Гигантское озеро покоится в жерле вулкана, извержение которого 70000 лет назад стало началом Ледникового Периода.

Поплаваем с маской у западного берега Суматры на архипелаге Баньяк на живом красочном рифе у необитаемого островка.

Там хорошие сады и мы попадаем как раз на сезон дурианов. Выращивают кофе, какао, чего только нет.

alt,title

— А катамаранные туры типа Раджа Ампат еще будут?

Я думаю да, может быть, на следующий год сделаю катамаранный тур, только не уверен, что это будет Раджа Ампат, есть еще мысль про Вакатоби — архипелаг на юге от Сулавеси.

Помимо этого я делаю мототуры. В феврале после Суматры, я поеду в Тайланд на перешеек между Пхукетом и Панганом. Можно проехать от Индийского океана до Сиамского залива, который приписан уже к Тихому океану, и там между ними много красивых парков, очень красивая дорога среди скал, водопады, экзотические животные. Пхукет известен своими пляжами, мы там останавливаемся, чтобы взять мотоциклы, потом проедем через внутреннюю часть, посмотрим спрятанные красоты и доедем до Пангана. Там очень много музыкальных фестивалей в джунглях, есть регги бары.

alt,title

Когда видишь что-нибудь удивительное, этим хочется поделиться с людьми, и фотографии для этого мало — рамки режут. В путешествии интересны не только окружающие красоты, но хочется еще и ощутить людей, погрузиться в историю этих мест.

В Индонезии, например, сто культур у каждого народа своя архитектура, язык, привычки, религиозные обычаи и верования. На острове Сумба осталась последняя на планете живая мегалитическая культура. Мегалит — это такая гробница из камня (ящик). Когда человек там умирает, покойного сажают у дальней стены шалаша из камней и неделю все приходят к нему в гости, сидят там, едят. Через неделю вход закрывают куском камня. Причем этот мегалит стоит рядом с домом, и родственники покойного сушат на нем белье, дети на нем играют.

На Суматре батаки тоже делают почти тоже самое, но уже не из камней. Там это красивые могильники из бетона. Батаки сейчас христиане протестанты, но хоронят по своему старому обычаю и строят свои старые дома.

alt, title

Я люблю Индонезию за ее возможность активного туризма, я люблю местную культуру за то, что она очень разнообразна, эта страна конгломерация каких-то основных племен, которые все отличаются друг от друга языками и обычаями, я люблю этих людей батаки. Они сейчас христиане на Северной Суматре, их не мало в Индонезии, несмотря на то, что там самое большое количество в мире мусульманского населения, но и мусульманство там мягкое, не агрессивное, разве, что спиртного там не купишь нигде, кроме христианских или индуистских районов.

alt,title

Мне интересна история этих стран, история моих любимых Малайзии и Пенанга, я люблю бродить по старому кладбищу Пенанга с могилами первых поселенцев.

Пенанг — старейшее в Малайзии поселение англичан (в 1786 году он был передан знаменитой британской Ост-Индской компании в обмен на военную защиту), которые сделали там свободный порт. Со временем за 100 лет они захватили всю Малайзию, и оставили там заметный след. Существует легенда о том, как первый губернатор осваивал остров: никто из местных не хотел вырубать джунгли, и тогда он зарядил пушку серебряными монетами, выстрелил в джунгли, все пошли искать, порубали лес и образовалось место для постройки города. Возможно, что это было и так.

alt,title

Англичане основали там город, привезли туда слуг и рабов, туда ссылали преступников из Южной Индии тамилов, теперь там целый индийский квартал Малая Индия.

До сих пор здесь остались старые добротные английские дома, которые используются банками, администрацией, там размещаются школы и университеты, осталось много вилл.

Поскольку это был большой свободный порт, то есть не нужно было платить пошлину, там началась обширная торговля. Пенанг был знаменит торговлей пряностями, хотя пряности там почти не растут, их привозили из Индонезии. Англичане настроили красивых вилл, и на вершине самой высокой горы в Пенанге стоит вилла губернатора. На эту гору завозит самый крутой и быстрый фуникулер в Юго-Восточной Азии, который тянется примерно на 2.5км и забрасывает на 800 метров вверх. Когда он на приличной скорости мчится вверх, интересно бывает встать внизу и смотреть, как снизу вырастает перед тобой город. Столицей Пенанга был выбран поселок на северо-восточной оконечности острова, названный Джорджтаун в честь короля Георга III.

alt,title

Вместе с торговцами и ремесленниками на остров стали приезжать Китайцы и в конце концов их стало так много, что англичане решили приостановить этот поток. Когда из Китая пришла очередная флотилия с рыбаками, им отказались давать землю на острове, и тогда они построили себе деревню прямо на воде. Они построили над морем дороги, мостки, вокруг этих мостков прямо над водой построили себе хижины и маленькие храмы. Поскольку среди прибывших было несколько кланов, у них отличался уклад и даже архитектура. Сейчас туда водят туристов, многие домики превращены в магазинчики сувениров, но до сих пор там старые вытертые тиковые доски, те же деревянные домики, в некоторых из них живут, хотя часть опор уже заменили. Эта деревня находится в проливе между самим островом Пенанг и большим материком, он не широкий и достаточно мелкий, поэтому штормов там нет, и жить безопасно.

 — С чего началась твоя любовь к путешествиям?

 — Когда я был маленьким, отец повесил над моей кроватью карту мира, я на нее смотрел, и, помню, мне очень нравилась Индонезия.

Мой отец был большим любителем путешествий, он был увлечен спортивной охотой с гончими. Охотился по правилам, был даже председателем какой-то районной охотничьей секции. Отец это дело очень любил и подсадил на это всю нашу семью: мать, меня, брата и всех своих друзей. С моих 6-ти лет мы каждый год проводили по два месяца в каких-то дальних краях, жили в палатках, собирали ягоды на варенье, которого хватало на целый год. Добирались на лошадях, лодках, тракторных телегах, летали местной авиацией. Позже, когда уже купили старенькую машину, забуривались на ней туда, что еле проедешь. Я стрелял из ружья лет, наверное, с 8-ми — 10-ти. Мы ездили весной, когда начинало таять на весеннюю охоту, осенью, когда снег только начинает сыпаться, зимой за зайцами, то есть это была большая часть моей жизни и я очень признателен родителям за эту жизнь. Я всегда очень ждал этих наших поездок.

Когда я стал старше, я оставил отцовские походы и стал ездить сам. Мне хотелось посмотреть разные места: Питер, Среднюю Азию, Прибалтику — они все разные. Мне стало интересно, как живут в других местах люди — их культура, уклад, ну и природа. Я обожаю пустыню, это другой мир совершенно отличный от нашего. К лесам за время своих детских путешествий я уже привык, и в лесу чувствую себя, как дома.

Одно время я путешествовал автостопом, потом купил себе лодку и очень увлекся сплавами по воде. Я подсадил своих друзей, у которых отцы были рыболовы, мы брали их лодки и в телогрейках, без спасжилетов, по трое на двухместных надувных лодках мчались среди льдин, переворачивались, учились правильно грести. Я долго думал, что это вообще наше изобретение, а потом узнал, что есть целая огромная культура — водный туризм. Я стал ходить по два по три водных похода в год. Однажды поехал на Алтай на три недели, а провел там 1.5 месяца без всякой связи с цивилизацией. Нас потеряли, написали в «Ветре странствий», что потерялась группа. Когда я приехал, выяснилось, что нас уже ищут.

 — На катамаранах ходили?

 — Нет, с лодкой. Меня еще в детстве научили грести, отцовские приятели. У нас было довольно спартанское воспитание, и я быстро научился учитывать ветер и чувствовать воду. Поэтому мне было удивительно впоследствии, что студенты, преподаватели, аспиранты, не всегда понимают, что нужно делать на воде.

 — То есть воду нужно видеть?

 — Да, чувствовать, читать воду, а не прикладывать усилия (хотя и это приходится, конечно). Проходить порог, сотрудничая с водой. Я был очень увлечен сплавом, у меня было много разных лодок и осталось до сих пор: есть катамаран 6-ка, катамаран 4-ка, скаут, пакрафт альпака, скопилось куча палаток. Я много ходил руководителем групп, мне очень нравится, что в походе за две недели ты человека узнаешь так, как будто в школе с ним 10 лет учился.

Видимо это происходит потому, что ты видишь его в сложных условиях, в моменты испытаний и проводишь вместе по 24 часа каждый день, то есть невозможно никуда скрыться, спрятаться, сказать, что мне что-то не нравится, и я пошел домой. Каждый человек там раскрывается полностью и предстает таким, какой он есть во всех трудностях необходимой работы, заботы друг о друге, участии в общем деле. Было приятно узнавать новых интересных людей, становиться с ними друзьями, мне это очень нравилось, и я лет 16−17 этому отдал. Не так уж и долго, но из них уже лет 10 я был руководителем групп. В походах учишься ладить с людьми, гасить конфликты, чтобы каждый чувствовал себя комфортно, потому, что понимаешь, что здесь нельзя отвернуться и исключить человека из общения.

Я с детства любитель свободы, я не люблю ставить кому-то ультимативные жесткие условия потому, что я сам не уверен, что я что-то действительно знаю, я все продолжаю изучать, поэтому мне и интересно путешествовать. Я понял, что не надо торопиться с выводами о чем-либо. Есть определенные вещи, от которых можно отталкиваться, но переплетение ситуаций и характеров людей настолько непредсказуемы, что абсолютное не выведешь.

Мне нравилась такая жизнь, и я ходил много, любил начинать с июня, не мог дождаться, когда у всех будут отпуска и уходил один.

 — А на лето ты, когда стал уезжать надолго?

— Фактически только с этого лета. Я делал ремонты, что позволяло планировать свое время. Заработав на ремонте, я опять уезжал в Азию. Азия очень богата впечатлениями, как Крым только гораздо больше. Крым меня в свое время покорил тем, что это то место, где не надо ходить по азимуту, там троп так много, что интересно среди них найти одну свою. Там за каждым углом спрятанные сокровища. Также и в Азии, где пожив некоторое время в одном месте можно очень много всего узнать.

У меня был случай в Тайланде, когда я съехал с дороги на грунтовку, и всего лишь через 5−10 км въехал в место, где вообще нет туристов, и видимо никогда не было, потому, что люди там повседневно носят национальную одежду и другой не знают. Они еще не прикоснулись к Западной культуре, ко всем этим майкам и шортам. Они смотрели на меня, как на инопланетянина, когда я въехал в деревню. Деревня тоже настоящая, как она есть. Старый деревянный буддистский храм — очень широкая деревянная изба, над ней башенка. Я в него вошел, там никого нет, один только монах где-то там сидит, и видно, что эти деревянные стены просто натерты телами. Пол натерт телами. Он не лаком покрыт, это дерево, но настолько натертое людьми, что выглядит, как лакированное.

alt,title

Там же мне показали две пещеры. Одна из них протяженностью 12 км, с водопадом внутри, выходящая уже в другую долину, другая Брильянтовая с искрящимися в неярком свете моего фонарика стенами.

В Тайланде очень много интересных мест. Конечно, в туристических местах тайцы немного подустали от другой культуры и они не всегда улыбчивы (улыбаются только торговцы), но я видел места, где Тайланд — это действительно страна улыбок.

Там я ездил на мотоцикле, что мне тоже очень нравилось, поскольку это удобный способ для того, чтобы забраться в каждый понравившийся уголок. Во многих странах это еще и довольно дешево — можно просто взять мотоцикл на прокат, а в некоторых его можно купить и оформить на свое имя (у меня в Индонезии есть свой скутер). Права желательны, но я долго ездил без них, и вопросов у меня не было. В Тайланде любой приехавший может потратить неделю времени и примерно где-то 2000 руб. чтобы получить тайские права на два года. Селишься в гостиницу, берешь там справку, что ты у них живешь, несешь ее в отдел, где тебя проверяют (то есть посылают письмо в твою гостиницу, получают подтверждение и дают временную регистрацию). Потом идешь в любую клинику, где тебе дают медицинскую справку, а дальше в так называемую школу. Школа это когда при ГАИ два дня читают лекции на тайском, а тебе дают распечатку на английском. Это все. В конце показывают страшное кино о том, как все бьются на перекрестках, и потом вы идете сдавать (как и у нас) экзамен на компьютере и площадке. У нас это было сложнее, раз в 8 дороже, и длиннее раз в 8.

alt,title

— А люди, которые встречаются на твоем пути, остаются потом в твоей жизни?

 — Во время путешествий уже появляются друзья, с которыми ты сначала просто имеешь дело в каком-то виде, например, останавливаешься у них, случайно знакомишься и чувствуешь какое-то родство. У меня есть такие люди в Индонезии, Малайзии, Тайланде, в Непале. В Индии есть только один человек, которого я бы мог назвать добрым знакомым, и то мы уже лет пять не виделись, но в свое время мы с ним общались достаточно плотно. Он Сикх интересный дяденька и очень искренний, с ним было приятно общаться и дружить. Мне вообще очень нравятся Сикхи, а познакомившись с этим индусом, я понял насколько они глубокие. С принципами воинов, честные, прямые, открытые, но при этом очень дружелюбные. Сикхи очень щедрые: когда у меня все украли в Индии, они пустили меня в храм ночевать (у них есть специальный зал для паломников, там можно ночевать, принимать душ, там бесплатно кормят завтраком). В Индии, если хочешь получить честный ответ на свой вопрос, иди к Сикху.

— Тебе понравилась Индия?

 — Индия — это страна, которая не оставляет тебя равнодушным, ты ее либо любишь, либо ненавидишь. Не любят ее чаще всего люди, застрявшие в своих ожиданиях, что им что-то упадет с неба.

Индия же объясняет, что все зависит только от тебя. От твоего ума, порядочности, там нужно использовать весь свой потенциал, чтобы понять и осознать что тебе действительно нужно, а потом, как это найти.

С непривычки это очень тяжелая страна, особенно Северная Индия — Дели, Агра. Там люди нацелены получить друг от друга какую-то материальную выгоду, многие пытаются развести тебя на деньги. После своей первой недели в Индии я сидел в своем номере и думал: «Как вообще общаться с этим людьми? Невозможно!». Кто-нибудь с тобой начинает разговор и через 20 минут, ты уже должен ему денег, причем никто их не требует и не вымогает, но ты уже внутренне чувствуешь: тебя подвели к тому, что ты должен, а если ты откажешься, то тебе уже будет не хорошо, стыдно. В Индии очень быстро понимаешь, что нужно четко знать чего ты хочешь, и стремиться именно к этому, а не вестись на какие-то предложения. В этой стране каждый выходит с утра добывать деньги на улице (подавляющее большинство населения), там мало кто, как у нас работает по 8 часов на одном месте. Торговаться там нужно уметь и делать это легко иначе будут сложности. Я видел много западных туристов, которые находились там в состоянии подавленности, хотя Индия — это квинтэссенция жизни. Там все коснется твоих глубинных черт и проверит тебя на все, но она же и добрая. Когда у меня на вокзале в поезде украли при выходе маленький рюкзачок с документами и деньгами, я понял, что она и щедрая. Мне нужно было идти в посольство, получать справку, это все требовало времени и те же люди, которые меня до этого «разводили», вдруг стали помогать: давали мне бесплатно пользоваться компьютером, вели к своим знакомым, чтобы меня покормили и так далее.

— А что ты там делал три месяца?

 — Я путешествовал. Мне было очень интересно ее увидеть, узнать, это была моя старая мечта, одна из самых первых. Я очень ей интересовался, мне была близка индийская философия, и я немножко даже отмеряю свою жизнь по их Варна́шраме — это структура жизни фактически. Это не столько религия, а больше поиск пути. У многих людей в юности возникают вопросы: «Что я? Кто я? Откуда иду?» Я пробовал изучать философии различных религий: буддистскую, христианскую, мне было интересно получить ответ на некоторые вопросы, и Веды в больше степени, чем другие давали ответ. Мне было интересно туда поехать, и я поехал. Я хотел в Гималаи, конечно, но неудачно выбрал сезон. Был сентябрь, шли сильные ливни, и дороги очень размыло. Из-за оползней сложно стало добираться наверх, и я тогда поехал просто на юг в сторону Варанаси. Это самый большой и не самый респектабельный штат Индии, но меня это не очень волновало, я просто ехал на местных автобусах от города к городу, на мне спали, грузили на меня корзинки, иногда я ехал один.

Это страна контрастов. Ты вышел из прекрасного сада/дворца и рядом у тебя куча мусора, которая воняет, бегают крысы.

Индия — это вообще страна запахов, там все пахнет, дикая смесь отходов с органикой, которая гниет под солнцем и начинает разлагаться, вонь испражнений (люди там считают, что очень вредно терпеть и просто отходят в туалет на обочину дороги), к тому же коровы, собаки, козы. Все это перемешивается с запахами еды, пряностей, бросаемых в масло (это, кстати, очень хорошо, так как обжаренный перец не жжет желудок и не раздражает слизистую) и запах благовоний, который тоже везде.

Индия интересна. Но с тех пор я в ней не был, а вот в Непале я был уже два или три раза.

Он мне очень понравился. Прекрасные, величайшие горы. Впечатляет очень. Мне очень понравились Гималаи, у меня там образовались настоящие друзья.

— А там куда ходили?

 — Я прошел кольцо Аннапурны, и походил по местным трекам. Я там еще сплавлялся по Сункаси на своей лодочке. Это было довольно экстремально. Меня даже пытались ограбить.

Местные жители там довольно ленивы. Они проводят время, сидя на берегу реки, утверждая, что они потомственные рыболовы, но на самом деле сидят и ничего не делают. Поскольку в этих местах вот уже 40 лет сплавляется много туристов на рафтах, и эти Западные туристы, видя такое нищенское существование, просто кидают им деньги, это их сильно испортило. Они уже считают, что все им должны.

И вот ночью пришли из деревни, которая была в километре, парень с дядей и начали просто клянчить деньги. Я им сказал, что у меня у самого бюджет ограничен, и они пришли ночью стырить что-нибудь. Им это не удалось, потому, что у меня все вещи лежали в пакрафте и единственное, что не влезло в лодку — это грязные с огня котелки и длинный спиннинг.

Они потянули спиннинг, котелок упал, я услышал, проснулся и увидел этого мальчишку, отбегающего в кусты, а оказалось что их там целая группа ребят лет по 20, и они стали кидаться в меня из-за кустов камнями. Попали мне по ноге, и я понял, что смерть от забрасывания камнями одна из самых жестоких. Это очень больно. Я переплыл на ту сторону, а позже на это место приехала машина (обычно там в темноте никто не ездит) и меня начали искать с фонарями. В конце концов, я переплыл на маленький островок посередине реки, переночевал и поплыл дальше, собираясь сообщить об этом в полицию. Ниже по течению через полтора километра была деревня, из которой они пришли, и я увидел, что там все знают про ночное происшествие. Обычно все приветствуют туристов, а тут все отворачиваются: бабушки, которые белье полощут, старички. Позже мне рассказали, что там живут потомки моголов, которые пользуются дурной славой даже в этих местах.

Дороги Непала меня впечатлили. По-моему, сейчас это самые страшные дороги в рейтинге. Едешь, с одной стороны скала, а с другой обрыв и дорога вся сделана взрывами — каменные ухабы, которые никогда не превратятся в ровные, и автобусы всегда перегружены. Там водопады перетекают просто через дорогу, причем вода глубокая. Когда едешь вдоль скалы, и под тобой в пропасти валяются обломки машин, уже настроение не очень бодрое. Иногда автобус ухает в яму, наклоняясь в сторону обрыва, и все пассажиры хором говорят: «а-а-а-а-а-а!». И когда даже привычные местные жители пугаются, возникает острое желание выйти и пойти пешком. Но водители там очень внимательные, они никогда не гонят и едут крайне аккуратно.

Как-то я ехал на автобусе, после трехдневной забастовки, и за эти три дня набралось столько пассажиров, что я был 27-й на крыше. Дорога была совсем без асфальта, и когда пыль поднималась, то не было видно вообще ничего. На крыше лежало два здоровенных колеса от этого автобуса, и на них были треугольные, с корнем вырванные рваные дырки, потому что автобус едет вокруг хребта, а там торчат острые камни и автобус вписывается в некоторые повороты не с первого раза, цепляясь этими колесами за скалу. Я спрашиваю: «Это в ремонт везут колеса?» — «Ты что! Это запаска».

Автобусы там все старые, изношенные и перегруженные, и перегруз основная причина всех аварий. Есть посты, которые должны следить за тем, чтобы не сидели на крышах, но водитель ссаживает лишних пассажиров перед постом, они его проходят пешком, а потом он их подбирает. Что сделаешь, если автобусов не хватает…

Вторые по опасности дороги — это Лаосские. Как раз последнее мое путешествие было Вьетнам-Лаосс. Также, как Непале все крутится вокруг треккинга, во Вьетнаме все вокруг мотобайкинга. Ты можешь туда приехать и за 200 долларов купить мотоцикл местного производства, они легкие и вполне настоящие.

alt, title

Вьетнам — это очень красиво! Страна Аватарских гор. Они везде торчат как скалы, увитые джунглями. Очень красивое море с такими же островами. Приятная страна, хотя люди там много пережили и относятся друг к другу слегка настороженно, в отличие от Лаоса.

alt, title

alt,title

Лаос странный и удивительный, причем не пустой, а живой, но это, наверное, самое спокойное место в Азии. Например, обязательно нужно посетить старый город, столицу первого королевства на территории Лаоса и в прошлом всего Лаоса Луанг Прабанга (Luang Prabang) Там есть улица, с которой все начиналось, где стоят самые старые маленькие храмы, маленькие респектабельные домики (в местах, где жил высший свет). Эта улица полна жизни, но вместе с тем она полна такого небесного спокойствия, что и на тебя нисходит абсолютное успокоение.

Интересная страна Лаос, но дороги страшные. Они узкие, с регулярными глубокими ямами, которые никто не заделывает. В горах после муссонных дождей на дороги сходят оползни. Я ехал как-то по дороге, края которой обвалились. Она и так была узкая, а еще метр ушел вниз с оползнем, и когда ты едешь на мотоцикле, а тебе навстречу беззаботно мчится автобус (оставляя тебе сантиметров 40 от того, что упало и где еще неизвестно на чем асфальт держится), понимаешь, что это очень страшно. Я был рад, когда выехал оттуда во Вьетнам, который после этого смотрелся как Германия. Там широкие дороги, едешь, и никаких проблем.

В Лаосе висит слоган для туристов: «Laos — simply beautiful!» (Лаос — просто прекрасно!) Звучит, как обычная реклама, но пробыв там месяц, понимаешь, что это не просто слоган. Это действительно simply beautiful. Милая прекрасная страна, где нет ничего такого особенного, но все прекрасно. Пейзажи красивые, люди интересные и даже приятные, с которыми вполне можно найти душевный контакт.

— А как ты с ними знакомился?

 — Это происходит случайно. Во-первых, путешествие — это всегда знакомство с людьми. Это могут быть рыбаки, с которыми ты провел ночь рядом на одном острове или жители деревни, в которой ты покупаешь еду. Помню одного деда — главу деревни, с которым мы познакомились, потому что шторм прижал нас в этом заливе, и не было никаких других стоянок. Для того, чтобы нам там остаться мы попросили мальчишек позвать главу деревни, он вышел, мы ему объяснили ситуацию, и он разрешил. Мы ночевали прямо на деревенской набережной, вся деревня собралась к нам, я угощал всех кофе, еды наварил на пол деревни, и угощал бабушек, которые оценили мое кулинарное мастерство и очень хвалили потом.

Главу деревни мы встречали еще раз уже позже, на следующий год. Я приехал с туристами, и была информация, что в районе их деревни был замечен крокодил, поэтому не рекомендовалось там снорклить и просто плавать в воде. Я его спрашиваю: «Пак (по индонезийски отец), правда, что у вас тут есть крокодил? Кто-то видел?» Он так задумался на полминуты и сказал: «Да они тут везде…»

Ответ очень верный, но абсолютно нас не успокоивший.

Конечно, мы потом плавали, и я видел, как иностранцы из гестхауса тоже плавали в этом заливе, ну потому, что и, правда, они там везде. Они могут быть где угодно. Путешествуют от устья реки к устью, проплыть 50 км по морю для них не проблема.

alt,title

 — А ты их там видел?

 — Я видел крокодилов у берега Суматры, куда мы собираемся сейчас в трип, мы знали, конечно, об их существовании, там сейчас даже заповедник объявили. Недалеко от западного берега Суматры много маленьких островков и на самом берегу Суматры около города огромные болота примерно километров на 30−50, полные водяных ходов, это болото создает большая река, которая втекает в море. Морские крокодилы соленоводные достигают до 7 м в длину, и не известно до какой величины они выросли в этих болотах. Мы сплавлялись по этой реке, но в эти болота не пошли, а пошли на архипелаг и плавали по архипелагу. Островки там маленькие не больше километра, а чаще меньше, и они все построены на щите из кораллов. Пресная вода от дождей разрушает кораллы, и в середине каждого островка, независимо от его размера есть пресноводное озеро. Туда, правда, падают всякие пальмы, деревья и они превращаются в болота, особенно те, которые побольше. И, как потом выяснилось, в эти болота с берега, проплывая по 30 км, приплывают крокодилы и откладывают там яйца. Они считают эти места более безопасными, чем на берегу, потому что там крупные хищники, а здесь атольчик внутри болота и туда нет входа и животных, которые могли бы им повредить. Островки довольно пустые.

Я гулял там по одному из крупных атоллов, и вдруг вижу крокодила больше двух метров, но он оценил меня, как опасного противника (видимо местные до сих пор на них охотятся), потому что помчался от меня очень быстро, рыбкой нырнул в болото и исчез там среди коряг.

Другой крокодил пришел к нам ночью. Мы плавали на пакрафтах и ночевали на одном из островов. Внутренняя палатка у нас была из сетки, и, когда утром проснулись, я увидел, что у нас под сетку просунулась голова крокодила, и он лежит и принюхивается. Тут он видит меня, понимает, что здесь что-то большое и опасное и начинает задом выковыриваться, а я хватаю фотоаппарат бегу за ним. Он был небольшой, около 1.20м, и очень быстро помчался от меня по берегу в сторону болота.

Тогда мы их не боялись, потому что мало знали о них. Уже после Папуа мы стали относиться к крокодилам по-другому, потому что там крокодил съел какого-то русского туриста. Он был хороший пловец и много плавал в море, уплывая на километры, и однажды не вернулся. Его стали искать и потом местные нашли его тело изодранным. Они позвали полицию, это все разнеслось по округе. С тех пор стоило нам где-нибудь причалить, как только заходил разговор о том откуда мы, каждый нас спрашивал: О! А вы знаете, что здесь русского съели?

На Раджа Ампат есть два огромных залива больших, как внутренние моря, и в них впадают реки. У устьев этих рек основное место обитания морских крокодилов, и оттуда они выплывают за какими-то своими нуждами. То есть встретить их там можно.

 — А как не боятся дайверы, которые держат там школы? Это же тоже не предсказуемо.

 — Нужно смотреть вокруг. Когда у меня был тур, я в основном оставался наверху и смотрел вокруг, не появится ли плавник акулы или крокодил. Я ведь еще включаю мотор время от времени, когда меня сносит течением, а мотор их пугает. Опасно, когда человек плывет один.

— А как ты с языками? Я видела, как ты свободно общаешься с местными жителями в Папуа. Ты долго учил их язык? Индонезийский язык учится легко настолько, что большинство туристов, которые приезжают туда даже в первый раз на месяц, уже в конце этого месяца знают основные слова и фразы.

У индонезийцев нет падежей, нет разделения по родам, нет будущего и прошедшего времени, вернее есть, но для обозначения времени нужно просто добавить одно слово: «суда» -прошедшее время, «окан» — будущее, то есть очень все просто. Хотя на самом деле языков там штук сто, и практически каждый индонезиец знает по два языка: свой собственный и общий национальный индонезийский.

alt,title

Все страны разные даже если у них близкий язык, также и Малазийя, Индонезия, то есть официальный язык там фактически один и тот же, но каждая страна имеет свою ноосферу, что-то в воздухе, выходящее из ума людей, то есть ты видишь насколько большое влияние имеют на жизнь в стране правила там установлены, люди которые правят, общий культурный слой.

Поэтому я ценю внутреннее содержание и практически в каждой стране нахожу что-то свое, интересное в большей или меньшей степени.

alt,title

Я много лет ходил руководителем походов, но в какой-то момент мне захотелось предложить миру то, что я действительно хорошо умею делать, а я умею путешествовать. Могу организовать в путешествии быт других, показать интересные места, и я изначально хотел сделать такую цену на тур, как если бы я путешествовал сам, чтобы она была реальной и не напрягала людей.

Пусть этот рассказ будет приглашением в путешествие. Присоединяйтесь!

Фото: С. Буслов, Д.Паршин.

Беседовала: Пушкова Ю.

Зарегистрируйтесь в программе лояльности компании СПЛАВ и получите бонусы, которыми вы можете частично оплатить свои покупки.

 

 

Мы отправим SMS с кодом подтверждения на данный номер телефона.

 

Введите номер телефона *

Введите код подтверждения из SMS сообщения