Закрыть
Ближайший к вам город с магазинами СПЛАВ:

Москва

Да, всё верноНет, выбрать другой
Закрыть и больше не показывать

Интервью с ультрамарафонцем Дмитрием Ерохиным. Меридиан Сахалина.

05.02.2019

Интервью с Дмитрием Ерохиным. Пересечение Сахалина бегом

Дмитий Ерохин, известный российский бегун на длинные дистанции, ультрамарафонец. Начал заниматься бегом в 2006 году, в возрасте 26 лет. Бегал марафоны, первый ультрамарафон 100 км пробежал в 2009 году. Принимал участие в стартах рогейна — спортивного ориентировния в течение шести, восьми, 24 часов. Участвовал в ультратрейле по Сахаре.

Сахарский марафон — 230 км за 6 дней — первый сверхмарафон в карьере Дмитрия. Пески и пекло до плюс 50 градусов. Свою задачу — попасть в первые полсотни финишировавших — наш российский спортсмен выполнил.

Сейчас в активе Ерохина несколько уникальных ультрамарафонов. Самый длинный — пробег из столицы Москвы в Сочи, к старту Олимпийский игр 2014. 1700 км Дмитрий пробежал за 27 дней.

В одиночку Дмитрий оббежал вокруг Иссык-Куля (350 км), затем вокруг Байкала (1700). И это не асфальт! Местами это болота, тайга, полное безлюдье. Правда этот пробег полностью завершить не удалось из-за укуса энцефалитного клеща. Вышло 1200 км за 28 дней.

Каждый день бежать по 60−80 километров, без перерывов в течение нескольких недель — возможно ли это? Своим примером Дмитрий рушит установленные стереотипы. Как отзываются о нём соратники по ультрамарафонам: «Это талант. Это дар божий!»

Но, конечно, не только в этом секрет его успехов. Без каждодневных тренировок далеко не убежать. 15 км пробегает он в своём тренировочном режиме каждый день.

А ещё Дмитрий активно пропогандирует здоровый образ жизни, беговые виды спорта. Свои забеги сопровождает благотворительным акциям, привлечением внимания общественосьт к экологическим проблемам. В первый день Нового года проводит массовые пробеги в противовес банальному застолью. Сейчас создаёт пешеходную туристскую «Царскую тропу» из Москвы в Сергиев Посад. Редактор Википедии.

Недавно Дмитрий вернулся из своего очередного ультратрейла. В августе он пересёк остров Сахалин с севера на юг. Пробежал 1200 км за 19 дней. А через неделю, вернувшись в Москву, легко пробежал московский марафон.

Как рассказывают о пробеге Дмитрия его друзья трейраннеры: «Можно рассматривать этот пробег как длиную беговую тренировку, а можно как большую история кайфа. Когда человек сам себе придумал дистанцию, сам бросил вызов, сам его принял, сам выиграл и в конце бонусом пробежал марафон. Но смотреть на это очень забавно. Потому что народ бежит — кто технику показывает, кто дышит, кто ещё как-то. А здесь … ну такой Ил-2, который встал в пике и пошёл. И даже не так! Это ТБ-3, тяжёлый бомбардировщик, который летит бомбить Берлин.»

Подробнее о Сахалинском ультрамарафоне в интервью с Дмитрием Ерохиным — Бегущим Человеком, который покоряет пространства.

Интервью с Дмитрием Ерохиным. Пересечение Сахалина бегом

 — Дмитрий, расскажи, пожалуйста, что такое ультрамарафоны.

Ультрамарафоны — это сверхдлинные дистанции, длиннее марафона, длинннее 42 километров. И многодневкой ультрамарафонской считается, если, крайне желательно, каждый из дней или средний темп в течение этой многодневки выходит длиннее марафона в сутки. 43 километра. И если средний суточный темп выходит такой, то многодневку можно называть ультрамарафоном.

Есть разные теории, спорят, одни считают 43 километра использовать суточный темп, а немцы считают, что обязательно 45 километров. А кто-то говорит — 50 километров должно быть. А есть даже кто-то говорит, что обязательно нужно не менее 60-ти километров. Ну вот я, это самые уже консерваторы, по самым консервативным отметкам стремлюсь, чтоб у меня средний суточный темп выходил более 60-ти километров в сутки на многодневном забеге.

 — С чего ты начал, как к этому пришёл?

Пришёл к этому с рогейна, рогейны сильно понравились по пересечённой местности, и бежать сутки я впервые попробовал на рогейнах. В разных режимах — ночью, днём, на рассвете, на закате учишься бежать. И бежать по разным поверхностям. Считаю, что рогейн наиболее хорошо закаляет ультрамарафонца для всех типов дистанций, даёт наиболее широкий диапазон покрытий, различных режимов. Плюс — учит ориентироваться, распределять силы, нести еду, питьё на себе. И вообще использовать окружающую среду как средство.

— А когда ты начал бегать, в каком возрасте?

Бегать, как соревнования — в 2006-м году. Пробежал 10 километров на Московском марафоне. Тогда он назывался Московский международный марафон мира. По набережной, где Кремль. Пробежал десятку и постепенно затянуло в бег, в том числе в рогейн. С Евгением Домбровским мы в 2010 году поехали на горный марафон Радис, двухдневный, в Швейцарии бежали два дня подряд. И вот с тех пор я стал многодневщиком.

— Получается уже 11 лет ты этим так серьёзно занимаешся.

Да.

— Сейчас ты вернулся из очень интерсного ультрапробега по Сахалину. Можно сказать, ты сделал меридиан Сахалина, пробежал с севера на юг через весь этот длинный остров.

Интервью с Дмитрием Ерохиным. Пересечение Сахалина бегом

Справка от А.П.Чехова: «Сахалин лежит в Охотском море, загораживая собою от океана почти тысячу верст восточного берега Сибири и вход в устье Амура. Он имеет форму, удлиненную с севера на юг, и фигурою, по мнению одного из авторов, напоминает стерлядь. Географическое положение его определяется так: от 45° 54' до 54° 53' с.ш. и от 141° 40' до 144° 53' в.д. Северная часть Сахалина, через которую проходит линия вечно промерзлой почвы, по своему положению соответствует Рязанской губернии, а южная — Крыму. Длина острова 900 верст; наибольшая его ширина равняется 125, и наименьшая 25 верстам. Он вдвое больше Греции и в полтора раза больше Дании».

Да. Я пересёк весь Сахалин по крайним географическим точкам. Крайняя северная географическая точка — это мыс Елизаветы, крайняя южная географическая точка — мыс Крильон. Есть ещё крайние географические точки запад — восток, но там небольшое расстояние, потому что Сахалин с севера на юг вытянут. А с запада на восток незначительно, не более 200 км.

— Дмитрий, расскажи, как строился твой маршрут. От мыса Елизаветы там сначала ненаселёнка, а дальше дорога идёт.

Да, я бежал по дороге. Маршрут строился из трёх частей. Первая 130 км — это северный Сахалин. То есть там тайга 130 километров от мыса Елизаветы до Охи — это самый северный город.

Другая часть — это дорога от Охи до Южно-Сахалинска 845 километров, в которой северная часть — просёлочная дорога, то есть грунтовка обычная. И южная часть 400 километров — это асфальт. Дальше идёт асфальт порядка 90 км Южно-Сахалинск — Невельск.

И третья, южная часть — там тоже нет дороги, я бежал по берегу моря. Ну такая просёлочная, накатанная джипами колея. Это тоже порядка 120 километров.

— Когда походил этот пробег? За сколько ты пробежал?

За 19 суток, 4 часа и 14 или 11 минут, сколько там, я не помню точно.

Я стартовал 31 июля в 15 или 16:00 и финишировал 19-го августа в начале девятого вечера.

— Ну а как ты попал на мыс Елизаветы? Туда ведь тоже надо как-то добраться.

На мыс Елизаветы я попал сначала пешком. То есть туда прошёл. Туда можно попасть только двумя способами. В летнее вермя или своими ногами, или заброска по берегу Сахалина через Охотское море порядка 100 километров лодкой. Но у меня не было возможности, и высокая волна была, лодку нужно искать очень хорошую, устойчивую. Я решил не тратить время и до места старта мне пришлось пройти сначала пешком. Там развернуться, формально отметиться, что я там стартовал и пройти ещё раз. То есть я север Сахалина прошёл два раза.

— То есть ты уже перед забегом получил физическую нагрузку.

Да. Получил и немножко натоптал тропу, сбил паутину и обратно шёл уже по своим следам.

Интервью с Дмитрием Ерохиным. Пересечение Сахалина бегом

— Расскажи, как проходит такой забег. Понятно, что ты бежишь всё-таки налегке, ты не берёшь с собой для ночёвки снаряжения. Как всё это происходит технически?

У меня с собой самое основное техническое средство — это два трекера, поскольку по стандартам Книги рекордов России, Книги рекордов Гиннесса я должен записывать постоянный трек, поскольку хочу фиксировать это в качстве рекордов. Самый главный трекер Endomondo в айфоне, я им пользуюсь. Который записывает по системе сотовой связи. Плюс трекер у меня спутниковый Иридиума, который записывает через спутник. И это для меня две самые главные вещи.

Ну и сотовый телефон, айфон, потому что там фотоаппарат и видео. Я снимаю всё для Википедии, поскольку мой ультрамарафон одновременно проходит в формате Викиэкспедиции. То есть я снимаю горы, реки, населённые пункты, какие-то заливы и соответственно в статью Википедии по географии это добавляю. Я редактор Википедии по географическим статьям в том числе.

Ещё с собой у меня — пол литра воды, такое н.з., фальшвеер от медведей для безопасности, свисток, чтобы подать какой-то сигнал при необходимости, плюс компас и карта. GPS-ом я не пользуюсь, посколько считаю, что надёжнее пользоваться компасом, заранее читаю и изучаю карту.

— Настоящий рогейнер! Ну а из еды что ты берёшь на пробег?

У меня из н.з. как правило или конфеты, или сгущёнка. То есть когда я бегу, посколько темп медленный, низкий, я во время бега непосредственно не ем. То есть я ем или перед стартом или сразу после финиша. У меня из н.з. горсть конфет, мармелад, может ириски какие-нибудь, есдли уж совсем сильно заголодаю можно было бы пожевать. На север Сахалина я брал с собой в бутылке литр сгущёнки. Ну я так прошёл туда 60 километров, обратно прошёл 60 километров, так и протаскал эту сгущёнку, не съел и подарил её мужикам на рыбном стане.

То есть н.з. обычно сладкое.

— Скорость бега, скорость перемещения по труднопроходимому лесу и по дороге у тебя разная? В день ведь нужно пробегать, как я понимаю, не меньше 60-ти.

Да, я шестьдесят старался держать. Но это влияло только на то, сколько часов я был на ногах, количество ходовых часов. На 60 километров севера я стартовал ещё шести утра не было и в девять вечера я прошёл 60 километров. То есть 15 часов ушло на 60 километров. Когда была дорога и был асфальт на 60 километров уходило 7−8 часов. Там я уже практически всё бежал.

— То есть на дороге ты не делал больше километров, 80 там, к примеру…

Нет, держался среднего. Были отдельные дни, но был очень небольшой разброс. Были там 74, 72, 75 км, но стабильный был у меня нормтив не менее 60 км, который я старался держать, плюс минус два километра.

— Ты пользовался группой поддержки? Тебя там встречали где-то, чтобы обеспечить ночёвку?

Естественно я ночевал в населённых пунктах, на метеостанции ночевал, на рыбачьих станах останавливался, где были гостиницы — в гостиницах, на турбазах, в спортшколе, меня даже поселиле один раз в частном доме. То есть везде, где была возможность останавливался максимально комфортно, отдыхать.

У меня была машина, в которой перевозилась моя одежда, кроссовки запасные, ноутбук, фотоаппарат, еда запасная, вода. И мой товарищ, Евгений Фельдман был в роли помощника, водителя, фотографа, видеооператора, связного. Всё это делал.

Интервью с Дмитрием Ерохиным. Пересечение Сахалина бегом

— Каждый день, по 60 километров… Как организм себя чувствует? Бывают какие-то дни провальные, когда тебе не хочется, тяжело, как ты с этим борешься?

Я достаточно уже опытный. Самые тяжёлые дни — это первые, когда организм врабатывается И в этот раз у меня организм врабатывался 5 дней. То есть уже через 6 дней я вышел на такое стабильное плато. Конечно, утомление накапливается, ноги подзабиты. Тем более, я начал с тяжёлой части. Но через шесть дней состояние стабилизировалось, и я мог бежать ограниченную бесконечность по 60 километров.

-Как ты восстанавливаешься каждый день после пробега? Есть у тебя какие-то секреты восстановления?

Главное, не войти в зону функциональной ямы, не перегрузиться. Я бежал по ощущениям и чувствовал, что я за сутки перевариваю нагрузку. То есть пробежал там свои 60 км с небольшим, ложился спать, утром просыпался…

— Сам или по будильнику? Когда выспался или ограничивал себя?

Нет, жёсткого графика у меня не было, чтобы там в 7:00 выбегать. У меня был какой-то свой диапозон, по которому я ориентировался. Желательно, чтобы я выбегал хотя бы до 12-ти, чтобы я до темна мог финишировать. Выбегал и в 9 и в 8 и в12. И в два выбегал. До обеда, главное, выбежать.

— Как там с погодой, бежишь ли ты под дождём?

Да, естественно, я бегу и под дождём. Но там дождей не было. Мне повезло с погодой, была сухая солнечная погода. Все 19 дней, какие я бежал, дождя не было.

— Какие сложные, запомнившиеся происшествия были на маршруте?

Для меня самое сложное было, когда сломалась машина. Машна сломалась и два дня была сломана. И я бежал с рюкзаком. И у меня там как раз длинные прегоны были, по 75 километров, я бежал без поддержки.

-То есть нёс на себе рюкзак. Сколько килограммов?

Килограмма 4−5. То есть там запасная куртка, фальшфееры, воды с собой у меня уже 2 литра было, еда какая-то небольшая. Вот это было самое для меня сложное.

— Фальшфееры-то пригодились? Были встречи с медведями?

Пригодились. Но толко тогда, когда я уже финишировал. Я их зажёг на финише, в качестве такого события радостного.

Интервью с Дмитрием Ерохиным. Пересечение Сахалина бегом

Последние 100 метров я пробежал с фальшвеером в руке.

Непосредственно на дистанции я не встречал медведей. Но когда ночевал на метеостанции, на неё пришёл медведь. Я видел его с растояния 25 метров, но его отогнали собаки.

— А что там интересного из растительности, как там с проходимостью на тех участках, где не было дороги? Там же на Сахалине огромные растения.

Да, там на Сахалине островной гигантизм. И там трава, лопухи, — всё, что я видел в средней полосе России, там выше — полметра, метр, три метра. Продирался. Существенно падает скорость, особенно когда через траву продираешься. Ты ничего не видишь. Но я пользовался медвежьими тропами. Везде, где я видел, что прошёл медведь, он натаптывал достаточно неплохо.

Я стремился максимально облегчить себе прохождение. И где какие-то зимники, старая заброшенная тропа, ещё что-то, — всё это старался использовать.

— Ты вернулся с Сахалина и сразу почти пробежал марафон?

Да, это тест моего организма. Через 6 дней я пробежал пятёрку, паркран, за 20:30. И на следующий день я вышел, пробежал марафон за 3:33. То есть для меня марафон — это тест моего организма, насколько у меня произошло угнетение каких-либо систем организма.

После Сахалина у меня угнетения не произошло, то есть я не упал в функциональную яму. И марафон я даже бежал очень шустро, первую половину пробежал за час 33, то есть думал, что марафон за три десять пробегу. Но потом у меня забились мышцы ног, поскольку я бежал не по асфальту и отвык от асфальта. То есть мышцы не держали. Ну и там потихонечку добежал уже за 3 33. Для меня это хороший признак, что я через неделю после многодневки пробежал марафон. Только ноги отвыкли от асфальта, потому что грунт мягкий и даже та асфальтовая дорога, по которой я там (на Сахалине) бежал, я бежал по краю, по обочине, а не непосредственно по асфальту.

-Удивительно, что такие большие нагрузки и такое быстрое восстановление. Предпринимаешь ли ты какие-то специальные действия по восстановлению после длинного ультратрейла?

У меня была возможность, я два дня прожил в санатории. То есть у меня до самолёта оставалось четверо суток, билет я взял с запасом по времени, потому что не знал, как сложится незнакомая дистанция. И четверо суток прожил в Южно-Сахалинске и мне просто подарили путёвку на два дня в санаторий. Вот всего два дня восстановления было. Там был массаж, душ шарко, минеральные ванны с горячей водой, грязелечебница. Два дня просто спал, ел, проходил процедуры. Спал где-то по 14, 16 часов в сутки. Только два дня таких восстановительных. Прилетел в Москву, здесь сразу дела, всё, уже не до восстановления.

-А чем ты питаешься каждый вечер после своего дневного пробега?

Я съедал очень много еды. Но специального спортивного питания с собой вообще не брал. Тот рацион, который был в кафе, в магазинах. На Сахалине это в основном, конечно, рыба была. Всевозможная рыба, красная икра, которой меня там угощали. Просто я много ел обычной еды, но как-то её выбирал. То есть жирное не ел. Больше мяса, рыбы, больше фруктов, овощей. Но всё равно еда достаточно такая, бытовая.

— Что ты съедаешь утром, перед пробегом.

Я пью чай, кофе, сладкое, творог какой-нибудь, булочку. То есть такое, налегке чтобы бежать. Утром я не наедаюсь. Основной рацион — это, конечно, после финиша. От всей суточной еды это 80−85 процентов.

Интервью с Дмитрием Ерохиным. Пересечение Сахалина бегом

— Этот забег по острову Сахалин. Почему ты решил бежать туда?

Это самый крупнейший остров России. И по миру ультрамарафонцы тоже бегают через острова. Две самые известные международные мировые дистанции — это пробег через Великобританию, 1416 километров. И через Ирландию бегут — это порядка пятисот километров. Для себя я тоже рассматривал Великобританию и Ирландию побежать, но потом решил, чтобы и в России появилась такая международно известная трасса, как пересечение острова Сахалин по крайним географическим точкам. Там тоже бегут север-юг и юг-север. А Сахалин самый крупнейший остров России, и я его выбрал.

— Спасибо, Дмитрий! Надеюсь, ты ещё раскажешь нам о своих будущих пробегах. И других ультрамарафонах, ведь это тот вид спорта, который ты продвигаешь и пропогандируешь в массах.

— Да, в основном в Википедии. Всего доброго!

Фотографии Дмитрия Ерохина

Корреспондент: Марина Галкина