Интернет-магазин
Москва:
8 495 984-28-83
СПб:
8 812 244-10-50
Заказать обратный звонок
  • Вход в личный кабинет
  • В корзине нет товаров
  • Мечты

  Экспедиции  

  Вернуться к списку

Ирина и Александр Сафоновы. Маленькая прогулочка на 300 километров вокруг Монблана. Часть 2

Напоминаем, что Ирина Сафонова – первая россиянка, прошедшая ультратрейл PTL. А  команда Сафоновых  – первая смешанная российс(кая команда, прошедшая PTL. В результате наша команда заняла второе место – неплохой дебют!

- Тур Гигантов и 4 К – трейлы, в которых вы принимали участие год назад.  Если  сравнивать с нынешним трейлом PTL. Что сложнее, что интереснее?

Александр: На Туре Гигантов и 4К протяжённость дистанции - 330-340 км, а на  PTL - 300 км. Но тропы на тех гонках существенно лучше в целом. Перепад по высоте там 30 км, а на PTL – 26 км, что на общем фоне отличается не сильно. Плюс-минус 5 км – уже не существенноJ

Тропы на Туре Гигантов и 4К чище и красивее. Там везде разметка, здесь её нет.

С эстетической точки зрения: тропа, по которой идёт Тур Гигантов и 4К идёт по красивейшим местам и не меняется из года в год. Здесь меняется и существенно. И часто идёт по местам, что говорится, ни уму, ни сердцу.

Был участок, когда мы шли по тропе от Морже,  и 600 метров набора в час получалось легко. То есть, быстро. Шли нормально, отличная качественная тропа, она почищена. Но лес вокруг хламной, буреломный. И не видишь ничего особо красивого, ничего не радует глаз. Перед базой жизни в Бург Сен Пьер (примерно 100 км от старта) – были какие-то нескончаемые участки хождений по склонам с коровниками. Мест, которые неинтересны,  довольно много. В процентном отношении на PTL их больше, чем на Туре Гигантов и 4К.

И очень важная вещь - на Туре и 4К по всей дистанции гуляют или просто стоят  люди. И все встречные и поперечные тебе кричат - какой ты молодец, герой, гигант. Это очень поддерживает. И эта поддержка чувствуется постоянно. Идёшь, и под конец дистанции у тебя уже слёзы текут от этой поддержки.

А здесь этого ничего нет. Ты никому не нужен, ушёл в горы и ходишь.

Это мероприятие – PTL – широко известно, но в узких кругах. Многие местные жители тебя воспринимают, как стеклянного – ну мало разве тут туристов ходит, идиотов всяких. На Монблан лезут толпами.

На старте и финише, конечно, ажиотаж. Тебя провожают, встречают, стучат палками по щитам, которые огораживают стартовый коридор. Но перед финишем, за 200 метров, ты идёшь по Шамони (а это большой город для тех мест) – реакция практически нулевая. Ничего подобного на Туре Гигантов и 4К нет. Завидев издалека, тебе уже начинают кричать.

- В горном туризме нормой считается подъём где-то на километр в день. А у вас - 5 км набора в сутки. Как это всё переносится?

Александр: У меня болела голень, но это последствие предыдущих стартов. А с мышцами, с так называемым "забиванием" -  никаких проблем.

- Вы говорили, что на Туре Гигантов самым проблемным местом организма была печень.

Александр: Здесь у меня это проблема проявилась на пятые сутки.

Ирина: У меня вообще проблем не было. Только первые двое суток не могла нормально есть, из обеда в кафе могда потребить не всё блюда. А потом всё стало хорошо, аппетит был зверский.

Александр: За счёт технически более сложной тропы здесь, на PTL, наш темп был меньше. На Туре Гигантов я постоянно работал палками в подъём. А здесь я понимал, что мне это не нужно, я и так иду быстрее. Здесь не требовалось упираться.

Последние сутки я понимал, что если начну сильнее двигаться, у меня снова начнётся тошнота, заболит голова. Такое впечатление, что голова не хотела обрабатывать лишние нервные сигналы. Как только начинаешь чаще посылать сигналы ногам, голова начинает болеть. Начинаешь быстрее скакать по каким-нибудь камушкам, пусть даже без усилий, – опять начинает болеть.

Если мы вдруг начнём спорить, куда идти, голова тоже начинает болеть. Ели таблетки, помогает нурафен.

На PTL у нас не было острых проблем со сном,  как на Туре Гигантов. Там бывало, что глаза просто закрывались.

Ирина: Здесь на PTL первые два дня, пока я не поспала, у меня тоже бывало, что глаза закрывались. А спать не могла ещё и потому, что болели колени. Но это было только вначале, потом они стали болеть поменьше.

Александр: Темп на PTL был у нас невысокий - 135 часов на 300 километров. А реального движения за гонку было около ста часов. То есть, скорость около 3 км в час.

Нельзя сказать, что мы гуляли, потому что мы всё-таки старались в подъёмах, дышали тяжело, на каждый шаг левой ноги. Но всё равно, это не такая нагрузка, на Туре мы упирались гораздо больше. Там со старта, к примеру, я набирал высоту со скоростью 900 метров в час.  Ну, я там и "наелся" за сутки.

Ирина: Я там тоже "доупиралась" до галлюцинаций. Здесь ничего  подобного не было. Ведь когда идёшь вдвоём, есть возможность пообщаться.  А на Туре Гигантов была ситуация, когда я долгое время шла одна, в темноте. Ну и "крыша" начинает ехать.

- Ну а радостные впечатления какие-то были?

Ирина: Я там так черники наелась!

Александр: Один раз нас пустили вниз по черничному склону, это было неплохо. А в другой раз по черничному склону нас пустили вверх, в плохую погоду, без троп. Склон крутой. Ты лезешь, у тебя ягоды на уровне протянутой вперёд руки. Черника, водяника, голубика. Там собралась целая толпа, человек пятнадцать. Очень тяжёлое место. Не потому, что черника, не оторваться, а просто потому, что  ноги-то вязнут! В горах не ходят по таким склонам вверх. Это ненормально, кусты торчат тебе навстречу. Но всё это удовольствие продолжалось недолго, всего полчаса.

Оказывается, черника – это не случайно. Организаторы вообще много где пускали нас по черничным местам. Дело в том, что название этой гонки – Petite Trotte (Маленькая прогулочка) a Leon – придумал местный пекарь по имени Леон, который ходит там целыми днями за черникой для своих пирогов. Вот "прогулочку" и назвали его именем.

- А может, сказалась ваша тренированность, что вы так довольно сносно всё переносили?

Александр: Да какая тренированность! Тренироваться  не спать – это всё равно, что "цыган лошадь есть отучал".

- Я знаю, что до этого старта вы тренировались на длинном маршруте по Кавказу.

Ирина: Да, вот теперь мы можем наконец-то сказать, как мы тренируемсяJ.                       

Александр: До трейла PTL у нас были соревнования – забег вокруг Эльбруса. И перед ним мы решили, что пройдём по Кавказу длинный маршрут в бодром, но относительно спокойном темпе. Стартовали от города Сочи, точнее от Красной Поляны, и дошли до Эльбруса. У нас получилось 265 километров, с набором около 20-ти километров. Пришли в Верхний Баксан. То есть последнюю часть маршрута, километров 65, от Хурзука, мы уже шли по части забега вокруг Эльбруса (Adidas ElbrusWorld Race).  А до этого 200 километров мы шли своим путём. Перевалы там простые, либо некатегорийные, либо 1 А, через все идут тропы.

Александр: От Красной Поляны первый перевал Аишха, который выводит на  Малую Лабу. По Малой Лабе идёт хорошая маркированная тропа, правда, местами она заросла, но она очень мощная. Ты можешь идти по высокой, с головой скрывающей тебя траве, но при этом гарантированно не споткнёшься. Тропа очень хорошая. Долго мы шли по ней и дошли до кордона, где рассчитывали на мост через Малую Лабу. Но одни говорили, что он есть, другие, что его нет. К тому же дочка, которая шла с нами (18 лет) начала уставать, и мы решили, что пожертвуем этим куском маршрута, так-как он не самый интересный. Потому что через перевал на Большую Лабу пройти ещё приятно, а вот с Большой Лабы на Архыз идёт просёлочная дорога, не интересная с эстетической точки зрения. Мы решили спуститься ещё ниже по Малой Лабе, километров 20, и дальше просто объехать этот кусок до Архыза на машине. Так и сделали.

От Архыза снова пошли хорошие тропы. Как ни странно, там ходило не так много народу, как обычно. На этой части маршрута есть участки заповедника, и где заповедник, ты покупаешь пропуск.

Сначала мы перевалили на Маруху, с Марухи на Аксаут, но не ближними к Главному Кавказскому хребту перевалами, а пониже. Встречали там радушных пастухов, которые нас кормили и поили. В Теберду пришли через Бодукские озёра. "Наелись" там борщевика. Их заросли достигали  3-4 метра высоты. И никакой тропы там не было.

Посмотрели на озёра. Но, честно говоря, с нашей точки зрения, они не представляют никакого особенного художественного интереса. В горах есть озёра куда красивее. От дороги Теберда – Домбай к озёрам идёт хорошая тропа. Но с перевала до озёр там всё заросло. И ходят там только медведи. А ведь там, выше участка, где всё заросло борщевиком - очень красиво. (Борщевик там тянется на 3-4 километра).

Ирина: Это просто поля борщевика. Он растёт и на склонах, и на крупных камнях. Что под ногами, не видно, пробираешься через этот борщевик, получаешь фотоожоги. Но ничего не поделать, временами падаешь в него, лицом. Видишь ближайший ручеёк, начинаешь с себя всё смывать.

- То есть после таких зарослей местность рогейна в Латвии, где организаторы даже проводили инструктаж по технике безопасности в борщевиковых джунглях, был для вас "детской забавой"?

Ирина: В Латвии, ну какой там борщевик? Его там почти и не было.

Александр: В Теберде мы замечательно переночевали в гостинице. Отправили дочку домой, она должна была идти с друзьями в другой поход. И пошли на перевал Эпчик, по пути ещё переночевали у нарзанного источника. Поднимаемся на перевал, красивейший вид. Перед тобой в полный рост стоит Эльбрус. Он смотрится как спрут с глазками. А горы вокруг все такие маленькие.

   Спутились и пришли в посёлок Даут. Жители этого села были выселены в 1943 году, сейчас там какая-то жизнь возрождается, но выглядит всё довольно уныло. Следующий перевал называется Ыпчик. С него ты тоже видишь Эльбрус. Снова красота!

- Вот где надо делать национальные тропы!

Александр: Да, конечно! И мы, наверное, будем продвигать эту идею.

Дальше по маршруту с перевала Ыпчик спускаешься уже в Учкулан. Там тоже очень здорово. Ну а дальше от Учкулана до Хурзука мы подъехали уже на машине 7 километров, чтобы не ходить по дороге.

В принципе, действительно, эту дорогу от Сочи до Эльбруса, с разными вариантами финиша в районе Эльбруса, можно сделать национальным трейлом, как минимум 250 километровым, с хорошим набором высоты. Назвать его, к примеру, "С моря до вершины".

Ирина: Правда, все удивлялись, почему мы в эту сторону идём. Чаще идут в обратную сторону, потому что к морю.

- А вы поднялись в конце пути  на Эльбрус?

Александр: Нет, таких планов у нас не было. Мы только думали, что если будем опаздывать к старту соревнований, пройдём через седло. Так короче, чем обходить гору. Правда, у нас не было с собой кошек, а идти в кроссовках - это не очень благоразумная идея.

- Через какое время после этого похода вы отправились на ультратрейл PTL?

Александр: Через три дня у нас был трейл вокруг Эльбруса. Это сто с небольшим километров.

Elbrus Mountain Race - 111,2 km D+ 5 430 Лимит времени 73 час. Забег стартует на поляне Азау с высоты 2 365 метров (для сравнения UTMB® старт в Шамони 995 метров), финиш - поселок Верхний Баксан. По ходу гонки участники трижды поднимаются на высоту более 3 000 метров: перевал Азау, Балкбаши и Кыркытауш, а так же Северный Каракайский почти 3 000 метров. Высшая точка гонки перевал Балкбаши 3 691 метр! (UTMB® -2 570) Средняя высота на которой проходит гонка 2 518 метров (у UTMB® лишь 1 697 метров).

 Пробежали его средне. У нас была высотная акклиматизация, мы похудели, но беговых скоростных тренировок не было вообще. А на трейле вокруг Эльбруса много беговых дорожек.

Следующим стартом у нас был суточный рогейн в Латвии, через 2 недели. Для организма, в плане физической формы, после гор, это очень хорошо. И через 9 дней после этого был старт PTL.

Ирина: В Шамони мы ещё два дня делали акклиматизационные выходы в горы.

Александр:  Нога у меня не восстановилась, а мозоли после рогейна как раз зажили.

- Интересно, какую нагрузку в сумме за полтора месяца этого тренировочного похода по Кавказу  и всех последующих соревнований вы получили?

Александр: 20 км набора в походе, 5 км на Эльбрусе, 30 км на PTL – итого 55 километров набора в сумме и около 800 километров по расстоянию.

Это не считая просто хождений там в магазин, на работу. Как организм это всё переносит?

Ирина: Отлично!

- Как вы питаетесь и восстанавливаетесь?

Александр: Мы много питаемся, много спим.

- А какие-то специальные меры принимаете?

Александр: Специально, нет. Сейчас уже легче. Просто хочется спать.

- То есть у вас получается нагрузка за месяц примерно полтора километра набора в день – если так, чисто математически разделить…

Ирина:  Когда начинаешь ходить - это кажется вполне естественным. Не надо пугаться, что это много.

Александр: Когда темп невысокий – это всё не страшно. Когда идёшь налегке, то набираешь 600 метров в час. Под грузом – 400. Ну что там - набрать полтора километра – 4 часа.

За первые 40 часов гонки на PTL мы прошли 100 километров с набором около 10 километров и спали за это время: я – полчаса, а Ирина, может быть, минут пятнадцать. А на 4К  у меня почти такое же расстояние (110 км)  и почти такой же набор – 9 километров, получилось за 27-28 часов. На PTL, повторяю, идёшь  медленнее, потому что  тропы технически сложнее. И к тому же Ирине в первые дни было похуже двигаться в гору.

- Вы говорили, что вначале нужно было нести с собой много воды, так как на этом участке дистанции были проблемы с водой?

Ирина: Пол-литровая бутылочка воды стоит 8 евро! Ну, это же кошмар!

Александр: Наверное, их туда на вертолётах завозят.

Ирина: Картина такая: течёт ручей, там команды какие-то идут, хочу налить бутылочку. Тут какой-то мужик меня хватает за руку: "Нет, нет! Ни в коем случае, вода не питьевая! Там где-то вверху пасутся коровы". Ну, смех просто! Подумаешь, где-то там пасутся… Пришлось сделать вид, что я умываюсь. А самой попить воды, потому что неловко было, человек из лучших побуждений ведь предупреждал.

- Кроссовки во время дистанции меняли?

Александр: Да. Я шёл в Адидас TR7 Kanadia, у меня было их две пары.

Ирина: А я нет. Как надела Саломоны XT Wings, так в них и дошла. Носки меняли. Стельки я меняла. Саня в какой-то момент подкладывал две стельки.

Там есть острые сланцы, можно кроссовки порвать. А если упасть, обдерёшься.

Александр: Я где-то шёл, головой зацепил камень. Упёрся головой, просто не видел, что там негабарит.

- Много на гонке было россиян?

Александр: Мало было, две команды. Команда Воздвиженских, и с ними Андрей Антипинский, очень опытный участник. Но что-то не сложилось, и  Андрей принял решение дальше не продолжать. В этой гонке по правилам один человек из команды, если они стартовали втроём, имеет возможность  сойти, а команда при этом может продолжать маршрут. Таких, кстати, было много.

Вторая команда – это  Дима Файнгауз из Штатов с напарником французом.

Была ещё одна команда русскоговорящих. Но мы не поняли, откуда они, похоже, с Украины.

На других дистанциях россиян было порядочно.

- Что нужно, чтобы пробежать такую гонку? Любой россиянин сможет, если захочет?

Александр: Не совсем. Надо, чтобы у лидера команды был достаточный опыт (UTMB, Тур Гигантов или что-то подобное). Надо писать резюме, опыт трейлраннинга, горный опыт. Обязательно писать мотивацию, почему ты туда хочешь пойти. И организаторы решают, разрешать тебе участвовать или нет. А собирать баллы за участие в трейлах, как, например, для участия в UTMB -  тут не нужно.

Лотереи нет. Есть ограничение по численности, но оно обычно не очень выбирается. Потому что не так много таких буйных, которые готовы на это пойти.

Ирина: Гонка тяжёлая, а престижа мало.

- Куда вы теперь готовитесь?

Ирина: Раньше была мечта – Тур Гигантов, потом PTL – дистанция технически посложнее. А теперь для себя хочется пройти тот же Тур, но улучшать время. В первый раз я шла с целью – вписаться в контрольное время. Теперь хочется попробовать пройти эту гонку на результат.

Александр: Есть гонка TransPyrenea - около 900 км в длину с 55 км набора. Но она поположе, если  набор делить на длину. Там контрольное время – 16 дней, поэтому надо уже войти в такое, стационарное состояние. То есть на износ там идти нельзя.

Эта гонка дорогая. Стартовый взнос - 1000 евро с человека.

Ирина: То, что гонка такая длинная - для меня, наверное, хорошо, потому что, чем дальше я иду, тем лучше мне становится.

Александр: Получается, что там надо проходить по 55-60 км в день, с набором тысячи по три - три с половиной. Но там очень хорошие тропы, качественные, скоростные, поэтому в принципе это реально. Много приютов.

В эстетическом плане Пиренеи нам очень понравились, когда мы там проходили небольшой маршрут перед рогейном в Испании.

Но к этому соревнованию надо подходить серьёзнее. Не так , что "первые два дня я не буду спать"¸ потом - "чего-нибудь", а в конце – "как-нибудь"". Так не получится. Надо идти очень равномерно.

Я думал, что  проблемы с тошнотой  возникают от большой скорости в первые дни, а потом сами собой проходят, когда начинаешь двигаться медленнее. И на PTL  думал, что эти проблемы не возникнут, если двигаться не на пределе. И что если эти проблемы не возникают в первый день – они не возникают вообще. Оказывается – нет. Проблемы могут возникнуть и на четвёртый-пятый день. И непонятно, с какой стати – ведь темп не возрастал.

- Участие в ультратрейлах - помогает ли оно вам в обычной жизни?

Александр: Если человек научился терпеть, (а это не только в ультратрейле, этого полно и в рогейне) – то в обычной жизни это, безусловно, помогает. Но мне кажется, что эти занятия, с хроническим недосыпом и переутомлением, они прилично действуют на голову, на мозг. И  в работе, которая связана с умственной деятельностью, это мешает. У меня голова побаливает до сих пор, и это ещё будет продолжаться некоторое время. Поэтому слишком частое участие в гонках с недосыпом – это не полезно.

- От вас это странно слышать, потому что вы как раз чуть ли не каждые выходные  участвуете в каких-то соревнованиях.

Александр: Если участвовать раз в неделю в суточных соревнованиях – наверное, это ещё ничего. Но когда в этот график включаешь ещё какие-нибудь пятисуточные трейлы – это уже перебор. Если ты не досыпаешь радикально в течение нескольких суток, потом это сказывается долго. Месяц, на мой взгляд. Да и суточных соревнований каждую неделю не бывает.

Ирина: На мне это сказывается в том, что я вдруг посреди недели днём хочу спать. Но это быстро проходит.

Фотографии Дмитрия Файнгауза, Франка Дорне, Марины Галкиной,  Фейсбук Elbrus World Race.

Корреспондент: Марина Галкина