Интернет-магазин
8 495 984-28-83
Заказать обратный звонок
Офис:
8 495 727-27-20
СПб:
8 812 244-10-50
  • Вход в личный кабинет
  • В корзине нет товаров
  • Мечты

  Экспедиции  

  Вернуться к списку

На рогейн в Австралию. Часть 1. Приготовления.

123


Подготовка.

До разумного отъезда в Австралию на Чемпионат мира оставалось чуть больше месяца. Разумного – это значит за неделю до старта, чтобы успеть акклиматизироваться. У нас не было денег на билеты. Мы вообще уже давно отказались от этой поездки. Неудачное выступление на прошлом Чемпионате мира в Финляндии, где мы не только упустили Башмак – переходящий приз, но и вообще остались без медалей, даже в ветеранах – не давало мне моральной уверенности для того, чтобы просить спонсоров о поддержке.

Наш постоянный спонсор – компания СПЛАВ оплатила нам все спортивные поездки этого года, включая чемпионат Европы в Испании, но увидев предполагаемый бюджет Австралии, который перекрывал все поездки года вместе взятые – попросила этот выезд пропустить. Ведь мы просили денег с учётом проживания в Австралии в течение 3-х недель. Чтобы была возможность не просто слетать на соревнования на другой конец земли, а ещё немного посмотреть на достопримечательности.

В Австралию не собиралась ни одна российская женская команда. Да и вообще наших заявившихся команд было всего 5-6.

И вот внутреннее беспокойство о том, что мы пропускаем что-то главное, надежду, нашу единственную возможность вдруг остановило меня на бегу по парку, и я позвонила своей напарнице Нине:

- Ты поедешь в Австралию только на соревнования, на 10 дней?

- Какая муха тебя укусила?

- Поедешь, если достану билеты?

Нина весело смеётся:

- А ты знаешь, что визу туда месяц делают? И учти, что помимо билетов всё равно придётся выложить ещё порядка 50 тысяч на человека.

Чувствую себя матерью-ехидной, отрывающей средства от семьи:

- Откуда 50 тысяч? Как-нибудь, в палатке ночевать будем!

- Там пустыня вокруг. Там всё частная территория. Проезд дорогой.

- Автостопом поедем!

Нина опять только смеётся в ответ:

- Туда в обязательное снаряжение нужно пинцет брать, от колючек, знаешь?

Ну да, конечно, это условие просто непреодолимое…

Звоню предполагаемому спонсору – директору крупного туристического агенства. Бывшему туристу. А туристов, как известно, бывших не бывает. На удивление, тут же дозваниваюсь.

- Приезжай в понедельник, что-нибудь придумаем. Или тебе срочно?

- Да! Нужно срочнее!

- Приезжай сейчас.

На улице ливень, прикручиваю заднее крыло и седлаю велик – так быстрее. Через пять минут штаны мокрые насквозь. Ничего, в пустыне ливней не будет.

Успеваю позвонить Олегу Калинину, у него с Андреем Шведовым уже есть билеты. До Дарвина. Оттуда они едут в центр соревнований около Алис-Спрингса на машине. Готовы взять и нас.

Поэтому прошу у директора билеты хотя бы до Дарвина.

- Да зачем мучиться. Сколько там, 2000 километров? Давайте, девчонки, по-человечески, билеты на самолет прямо до Алис- Спрингса.

- Что там у нас есть – обращается он к помощницам. Вот – через Аделаиду. Устраивает?

В голове крутятся слова Нины: «Пойми, Алис-Спрингс – это пустыня. Что мы там будем делать?»

Я совсем не представляю, на каком побережье Аделаида, но, помня пожелания Нины о море, прошу:

- А можно не сразу улетать из Аделаиды?

- Конечно. Когда вам нужно быть в Алис-Спрингсе?

- Не позже 18-го.

Так мы, словно в сказке по мановению волшебной палочки, становимся счастливыми обладателями билетов до точки старта в сердце австралийского континента.

Компания СПЛАВ, когда узнала, что мы всё-таки летим в Австралию, выделила нам остальные недостающие деньги на заявку, визу и проживание! Ну и как обычно снабдила всей необходимой одеждой и снаряжением.

 

 

Алис-Спрингс. А вообще-то это вовсе не пустыня. То есть, конечно, там жарко, и мало воды. Но это не голые песчаные барханы. Там много деревьев и кустов – это разреженный лес, который называется буш. Саванна по виду! Есть холмы и ручьи. Даже непересыхающие. А ещё там растёт неведомое растение спинифекс, которого бояться даже верблюды. Эта жёсткая трава протыкает их мозолистые ноги, подушечки пальцев, и верблюды не могут идти дальше.

40 лет назад пустыня от Алис-Спрингса на запад, до океана в одиночку пересекла молодая женщина Робин Дэвидсон. 2000 километров прошагала она с тремя верблюдами и верной собакой. А потом написала книгу «Путешествия никогда не кончаются», которая вышла у нас в 1991 году 100 000-ным (!) тиражом. Когда в 2000-ном году я издавала свою книгу «Одна на краю света» о пересечении Чукотки (Тиражом 2 000), то руководствовалась форматом и вёрсткой книги Дэвисон.

И кто бы мог подумать тогда, что я побываю в тех же местах, что и Роб. В сердце Австралии! Чудеса. Пересекутся не только наши духовные пути, но и вполне реальные, физические, земные.

Перечитав книгу, я всё вспомнила и ещё раз осознала, что Алис-Спрингс, это замечательнейшая пустыня! Пустыня не со знаком тоски, печали и бесплодия, а пустыня с восторженной окраской, с чертами всех прелестей и красот, которыми зачастую обладают пустынные местности. Это места, которые нужно обязательно посетить.

А Аделаида, полутаромиллионный город, это ревущие сороковые, это зима, где во время нашего посещения может быть холодно, даже снег.

А из достопримечательностейтам есть только зоопарк. И остров Кенгуру в 200-х километрах от города, на который можно попасть на пароме. Дорогущая поездка на два дня. И зачем нам смотреть кенгуру на острове, когда мы увидим их и так. В Алис-Спрингсе… И почему я не изучила вопрос заранее. Тогда точно бы не просила остаться в Аделаиде, и мы сразу бы оказались в красочной пустыне…

 

 

На запад от Алис Спрингса идёт дорога Намаджара и Лапаринта. С одной можно переехать на другую и получить интересный кольцевой маршрут. И ещё есть пеший Лапаринта-трейл, начинающийся прямо от Алис-Спрингса. Иди. Сколько хочешь. На пути – точки обзора – разные красивые ущелья в хребте Макдоннелл.

Мне мечталось побывать в окрестностях Глен-Хелена, что в 132 километрах западнее Алис Спрингса на дороге Намаджейра. Именно об этом месте, как об удивительно красивом особенно отзывалась Роб Девисон. Позже местные ориентировщики подтвердили, что кольцевой 9-ти километровый пеший трейл в Ormiston Gorge (рядом с Глен-Хеленом) – самый живописный, и если посмотреть его, то всё вокруг уже будет просто повторением. Но, конечно, не считая священной горы Улуру.

А ещё в пустыне удивительно яркое звёздное небо. Оно другое. И вместо ковша Большой Медведицы, крутящегося вокруг Полярной звезды, здесь, в южном полушарии вокруг южного полюса мира крутятся звёзды созвездия Южный Крест.

 

Защита от колючек.

А как же защититься от злых колючек?

От спинифекса на сайт гонки усиленно рекламировались особые гейтерсы – плотные фонарикииз особо прочного, якобы непрокалываемого материала. За почти 3 с половиной тысячи рублей! Фантастика. Они что, из кевлара, что ли? Говорилось, что обычные европейские защиты – бахилы или щитки - не годятся для суровых австралийских колючек.

Кроссовки спид-кроссы, именно такие, в которых обычно бегала Нина, рассматривались как неподходящие. Нужна была защита и на верх кроссовка. Лёгкие сеточки обычных беговых кроссовок не годились.

Я закупила несколько тюбиков моментного клея – клея-секунды и запаслась солидным куском ПВХ-ткани, из которых мы делаем шкуры для каяков и катамаранов. А также, для жёстких условий - низ бахил для лыжных ботинок.

Нина взяла для нас пару плотных бахил-фонариков фирмы Salewa.

Перед отъездом я проконсультировалась у Марины Либо, одной из наших первых мультиспортсменок, которая уже давно живёт в Австралии. Марина советовала взять плотные стельки. Обычные покрышки велосипедов, рассказывала она, сразу прокололись, как только они сели покататься в окрестностях Алис-Спрингса.

Обычной иголкой я попрокалывала подошвы своих кроссовок Asics, спид-короссов и Saucony. Действительно, спид-кроссы прокалывались везде легко, Asics – не везде, но где кололись – легко. А вот вибрамы Saucony не прокалывались . После того, как я сломала рёбра, поскользнувшись в этих кроссовках на бревне на гонке, я не очень их жаловала. Они были менее амортизационными, чем некоторые особо мягкие модели Асиксов. Да и в наших подмосковных условиях эти их подошвы вибрамы быстро забивались грязью и не очищались. И так, всю гонку и приходилось тащить этот лишний груз.

Новые Saucony мне подарила Нина – они не подошли ей. И теперь это были мои единственные цивильные городские кроссовки. Но, конечно, для чемпионата мира я вполне готова была их пожертвовать.

Итак, я взяла с собой мягкие Асиксы- Numbus и Saucony. А Нина – salomon speedcross 3 (спид-кроссы) и … ботинки!!! Настоящие кожаные горные ботинки-вибрамы. Я посмеивалась над Ниной и убеждала её в том, что нужно обклеить спид-кроссы ПВХ-тканью. Но она отказывалась наотрез, мотивируя это тем, что если обклеить, то потом эти кроссовки пойдут на выброс.

 

Ловцы удачи.

Все желали нам удачи. А Марина Либо пожелала нам громадной удачи. Она так и сказала: Громадной! Это было важным условием победы. На неё нужно было настроиться.

Первым тостом в самолёте мы выпили за удачу, и даже чудо.

- Не надейся, что мы там австралиек шапками закидаем, - отрезвляла меня Нина. - Они всё-таки у себя дома.

В Аделаиду мы прилетели поздно вечером, в темноте. Было не холодно и не жарко. Высоко в небе светила неполная луна.

- А нам повезло, – констатировала Нина. Эти дни, что мы будем в городе – ясно и тепло, плюс 21- 23 днём. А так тут всё дожди шли.

Уютными улочками ночного городка с невысокими домами мы шли к нашей гостинице. Мне к ногам упала огромная шишка с толстенного дерева. В темноте было не видно его кроны.

- Возьму на удачу, - констатировала я.

Мы остановились в хостеле. Это такие недорогие гостиницы с многочисленными комнатами на 2-3 человека с двухъярусными кроватями. И для всех – общая кухня, где можно готовить и общаться за большим столом.

С утра мы посетили местный рынок и супермаркет. Удивительно вкусные здесь апельсины! По виду - ничего особенного. Как наши, но на вкус несравненно сочнее и слаще.

Ещё мы не преминули купить диковинный местный фрукт, который растёт на дереве, по виду напоминает дыню, по цвету внутри – оранжево-красное манго. А по вкусу и дыню и манго и может даже авокадо. Девушка, работающая в гостинице, не смогла сказать нам, как называется этот фрукт. Уже потом мы узнали, что это очень полезный экзотический фрукт, пау пау или австралийская папайя.

Ужасно дорогой здесь хлеб. Выпеченный батон, типа толстой французской булки, стоит около 300 рублей. Чёрного плотного хлеба нет и в помине.

 


Ну и конечно мы не упустили случая попробовать кенгурятину.

Когда мы добрались до проката велосипедов, до его закрытия в 16 30 оставался всего час с небольшим. А в 18 часов здесь уже темнеет.

- Куда поедем?

- Конечно, на море!

В этом году мой сын автостопом доехал до моря, до Белого (в Северодвинске), пол часа посмотрел на него и рванул обратно. Я посмеивалась над ним.

И вот теперь мы с Ниной катим к Индийскому океану. На котором ещё не были ни разу в жизни. (Пусть на новых картах теперь он называется Южным, для меня он навсегда останется Индийским океаном, таким, каким мы учили его в школе, как называл его Паганель и дети капитана Гранта).

20 километров за час (туда и обратно), наверное, это рекорд для тормозных прокатных великов по городу, где много светофоров. Привыкаем к левостороннему движению. Но машин не много и есть специальные велосипедные дорожки.

 

 

Пять минут я мочу ноги в океане. А водичка-то ничего! Градусов 12-13. Эх, искупаться бы. Но – вся жизнь – рогейн… Мы успеваем обратно с 4-мя минутами штрафа =)

 

 

На следующий день нас опекают местные ориентировщицы. С утра мы устраиваем 15-тикилометовую побежку по окрестным холмам. Я вооружаюсь камерой и биноклем. Нина – большим фотоаппаратом. Мы надеемся увидеть кенгуру и коал. Не всегда, но это возможно.

 


Мы бежим с Салли и ещё двумя женщинами – нашими проводниками по извилистым дорожкам склонов в ущелье. Здесь очень красиво, на склонах – скалы, на ручьях местами водопады. По долинам - большие деревья эвкалипты. На склонах кусты и какие-то низкорослые пальмы. Узкие дорожки то поднимаются вверх по склону, то серпантином спускаются вниз. Тренировка – что надо!

И вот мы поднимаемся на вершину очередного холма. Салли притормаживает и поднимает вверх руку – здесь можно встретить кенгуру. Крадёмся тихонечко к вершинке и … да!

 


В кустах прямо перед нами огромное серое животное. Ещё мгновение и кенгуру прыжками пересекает нашу дорожку и уходит в сторону. Настоящее кенгуру, дикое!

- Вам повезло, - улыбается Салли. - Не всегда их здесь можно увидеть.

Ещё бы нам не повезло!

Проходим ещё немножко и в кустах – ещё одно животное. Кенгуру встаёт на задние лапы, опирается на огромный хвост, вытягивается… И вдруг, как в цирке, очень комично начинает тереть себя передними лапками, выбивает барабанную дробь на груди. Склоняет голову, поглядывает на нас. Оно будто изображает человека!

 


Позже, в зоопарке мы больше не видели такого зрелища.

 

 

А на обратном пути на деревьях Салли замечает и показывает нам огромные мохнатые шары – это в развилках эвкалиптов спят коалы.

 

 

На другой день в зоопарке, где животные гуляют в огромных загонах, как в дикой природе, мы подходили близко к кенгуру и валаби (таким маленьким кенгуру) и кормили их.

 

 

Фотографировались с коалой

 


Кормили забавных пушистых местных крыс-бандикутов

 


Трогали лохматых страусов-эму

Но очарование первой встречи с кенгуру и коалами в дикой природе не может теперь затмится ничем. Спасибо Салли и её подругам!

 

 

Полигон.

 

Удача! В аэропорту Алис-Спррингса мы встречаемся с местными ориентировщицами – сёстрами Casanova. Они подвозят нас до нашего места жительства, а потом ещё и до старта ориентирования на окраине Алис-Спрингса.

Jenny Casanova побежит рогейн с Zara Soden. Это наши главные соперницы в ветеранах. Её сестра Susanne Casanova с напарницей – тоже будет участвовать . Соперницы – очень хорошие и приветливые. Они сразу показывают на сетку наших кроссовок и говорят, что такие для рогейна не подойдут. Трудно воспринимать таких хороших девушек соперницами, к ним возникает только дружеское чувство.

Да. Мы решили поучаствовать в местном старте.

Пытаюсь бежать напрямую по азимуту и знакомлюсь с местными жёсткими камнями. Даже не камнями – скальными выростами из земли. Которые не стронешь с места. Которые предательски скрыты в траве. Они могут торчать в любом месте. Внезапно спотыкаешься об них, быстро бежать не особенно получается. И кусты! Они очень жёсткие. Нина сразу порвала свою хлопчатобумажную майку, в которой стартовала. А вот спинифекса в окрестностях нет.

Рельеф изрезанный, скальные выходы на склонах и вершинках, и они не помечены в карте! Горизонтали непривычно через 5 метров.

Жара страшная! Просто пекло. Где-то наверное под тридцать. Но есть небольшой ветерок.

На дистанции ошибаюсь. Захожу к пункту с другой стороны, по заросшей кустами лощине и тут вспугиваю несколько кенгуру! Они уходят от меня с предупреждающим каким-то шипением.

Следующий день тоже был жарким. Пешком мы дошли около 5 километров до выхода дороги из Алис-Спрингса на Росс Ривер. Дороги к полигону и центру соревнований, что находился в 76 километрах к востоку от Алис-Спрингса.

 


Здесь мы стали стопить машины.

Поток шёл совсем небольшой, было уже 9 утра и после 20 минут безрезультатного стопа я немного опечалилась. Но тут машина остановилась. В ней сидели рогейнеры! Итальянцы. Команда Tuscania.

Через час мы были на старте полигона. В этом куске карты, что нам выдали, было всего одно маленькое светло-зелёное пятнышко – условное обозначение так называемого «лёгкого спинифекса». Это заросли не выше колена и вроде как не сплошные.

 

 

Огромные толстые эвкалипты, какие-то диковинные маленькие тыковки или дыньки растут под ногами.

 

 


И горы. Многочисленные, поставленные на бок пласты земной коры с торчащими острыми слоями затвердевших осадочных пород.

 

 

Уже первое КП на отроге горы сбило наш пыл. В гору быстро не полезешь. Камни очень острые, твёрдые. Они всюду торчат под ногами, и в траве, не поставишь расслабленно стопу. Всё время нужно внимательно смотреть, куда ступаешь. Легко споткнуться и упасть.

Меня удивляет натянутая поперёк пути толстая леска. Зачем здесь огородили проход? Что там, что-то опасное? Да нет же, это просто паутина, доходит до меня, наконец. Но какая мощная!

 

 

 

Растресканные от пекла камешки.

Траверсом здесь ходить очень медленно. Подъём на небольшой, казалось бы, перевал, и траверс с пересечением 4-х ручейков на склоне ужасно долог.

 

 

Спускаться с гор сложнее, чем подниматься. Ноги на камешках скользят по склону. Трава, хоть и не спинифекс, а жёсткая, неприветливая. Кусты – твёрдые, не гибкие. Прочные, не ломаются. Ими поросли русла узеньких ручейков – сухих водотоков.

А какое пекло на склонах! 27-30 градусов. Если будет так же жарко и в день соревнований…

 

 

По руслу речки можно передвигаться быстрее. Но часто здесь встречается сыпучий песок. В котором буксуешь. Русло делится на рукава, они могут быть узкими, нагибаешься под кустами, протискиваясь в эти проходы воды.

Вода в ручьях, как сказали нам местные, держится дней 15 в году, а в остальное время здесь сухо. Только по большим наносам сухих веток на толстых эвкалиптовых стволах в русле понимаешь, какие здесь бывают мощные паводки.

В пожухлой траве на террасочках берега шуршат и убегают от нас в заросли какие-то рептилии, а может и змеи. В обязательное снаряжение всем участникам выдаётся эластичный бинт с предписанием плотно бинтовать ногу в случае укуса змеи.

 

 

Заросли, на карте помеченные тёмной зелёнкой – вот такие кусты с жёлтыми цветами, типа акации без шипов, с ароматнейшим запахом.

 

 

Местами вдоль мелких русел идут тропы животных – пробитые в ещё не подсохшей глине желоба, которые теперь отвердели.

 


А вот и он, долгожданный неведомый спинифекс!

Ноги начали колоть пучки какой-то травы и я сразу заподозрила, что это и есть –спинифекс. Правда, тут в карте он не был отмечен. Но он как мы поняли, встречается частенько вдоль русел в пологих долинах.

 


Вот она! Russian protection.

Накануне я обклеила один кроссовок по периметру спереди и с боков ПВХ-тканью, и сегодня шло его тестирование. Этот кроссовок с защитой отлично предохранял от уколов травы. А вот в другой, незащищённый кроссовок, вскоре попало 4 иголки, которые заметно мешали передвижению. Пришлось разуваться и вытаскивать из него застрявшие там плотные острия верхушек листьев.

Нинины спид-кроссы тоже поймали несколько иголок. А подошва их, новеньких, уже носила заметные следы воздействия острых камней. Мы теперь дружно склонялись к тому, чтобы Нине выступать в ботинках.

А ориентирование! Стоило нам немного расслабиться, как мы затерялись среди одинаковых холмов на пологой местности и не сразу поняли, где мы! Да. Уж, на соревнованиях нельзя будет терять концентрацию ни на минуту.

По 600 миллилитров воды выпито за три часа и нас мучит страшнейшая жажда. А ведь мы ещё съели по два апельсина!

Мы не пошли все КП, которые наметили. Скорость передвижения потрясала – мы не могли передвигаться быстрее, чем 3.5 км в час по прямой. Вот это да!

Мечта сбывается – автостопом в Глен-Хелен.

(Подробнее с картинками расскажу чуть позже)

У нас оставался один свободный день в Алис-Спрингсе, в Красном центре Австралии. Я решила съездить на кольцевой девятикилометровый маршрут в 130 км к западу от Алис-Спрингса, чтобы и осуществить свою мечту и убедить Нину в возможность того, что ей казалось невозможным. Чтобы мы всегда намечали немного невозможное для победы.

Мы выспались до упора, пожалуй, впервые за всё время акклиматизации, и я стартовала не рано. Что уже было не совсем правильно для успеха в автостопе. Но правильно для успеха в рогейне. Но я верила, что доеду. Нина отказалась от поездки, чтобы как следует восстановиться перед стартом.

Английский, как и другие иностранные языки, не очень дружны со мной. Но для автостопа, по Кротову, достаточно всего шести слов! Знала я точно больше =)

 

 

Я специально не взяла ни копейки денег. А телефона со связью у меня и не было. Мне удалось застопить 6 машин и один автобус, я доехала, пробежала трек на котором был брод почти по пояс (это в пустыне-то!) и благополучно вернулась аккурат до темноты.

Все люди, когда я покидала их машину, обязательно интересовались – есть ли у меня достаточно воды и протягивали бутылки. Во всём мире всегда есть добрые люди – и Австралия – не исключение. Что и требовалось доказать.

 

Перед стартом.

Мы в лагере Росс Ривер. Жарко. Поставила палатку в тени дерева с расчётом, что солнце будет перемещаться направо. И тень ещё долгое время будет с нами. Но вскоре тень уходит от палатки. Вот чёрт! Снова забыла, что здесь солнце на севере и ходит оно наоборот, справа налево…

Клею и обшиваю второй кроссовок ПВХ-тканью. Этот материал пользуется спросом среди русских и украинских команд.

 

 

Андрей Шведов очень искусно обклеил свои кроссовки Russian protection.

Девчонки-юниорки из Украины тоже занимаются клейкой и шитьём. На их кроссовках - узорная аппликация из обрезков ткани.

Вопрос с кроссовками Нины отпал – решаем, что она пойдёт в ботинках. Там и подошва надёжнее и бока защищены.

Главный вопрос – сколько?

Сколько планировать?

Нина прочитала в розданной нам бумаге, что скорость передвижения на полигоне на 10-20 процентов быстрее, чем на местности реальных соревнований. То есть скорость будет медленнее… ужас. Так не может быть!

- 54, - говорит мне Нина

Откуда такая цифра? 3 в час по светлу первые 6 часов, и по 2 км в час – всё остальное время

- Нет! Давай 65! По светлу 3, 5. Ночью под луной - 2,5. Утром – три!

- Да хоть 70! - смеётся Нина. Мы можем планировать как угодно, но реально больше 54 не получится. У тебя, может и получится, у меня –нет.

- Ну почему?! Мы днём сможем быстрее! А в темноте будет прохладно, ускоримся!

Наши препирательства длятся до вечера.

 


Обзорная вершинка над лагерем на восходе.

На закате поднимаюсь на соседнюю обзорную вершинку к ю-западу от лагеря. Она кажется высокой. На последних метрах карабкаюсь в расщелине по скалам, они надёжные, вылезаю наверх. Такой, кажущийся крутым и сложным снизу подъём на самом деле оказался простым и занял совсем немного, каких-то 10-15 минут. Лагерь внизу, как на ладони.

 

 

Дожидаюсь темноты. Луны пока нет. Она восходит теперь после 9 вечера, то есть три часа после заката будут самыми тёмными.

Спускаюсь с фонарём по пути подъёма, лицом к склону. Не страшно. Небо горит ярким млечным путём, спутники часто и быстро прорезают небесную гладь. Низко над горизонтом прогорел метеор.

- Видела меня, - спустившись, спрашиваю Нину. Которую не предупредила о том, куда иду.

- За тобой, сумасшедшей, весь лагерь следил, - смеётся она.

Все мы тут такие сумасшедшие, подумала я, вслух сказав:

- Ладно. На 400 метров от лагеря отходить можно.

Усаживаю Нину с верёвочкой.

- Давай, меряй свой трек. А я свой померяю.

Размечаю таблицу по часам. На каждый час, не как обычно, на два. Здесь более непредсказуемые условия, надо чаще контролироваться. На первые четыре часа всё-таки набрасываю по 3. 5 км в час, дальше по три и, начиная с темноты – по 2.5. На позднюю ночь – по два, а на утро – по 2, 5. Хотя мне кажется, что утром сможем и по три.

Получается 63 км. Мало. Но хотя бы на столько уговорить Нину.

Обрезая нитку, оставляю на ней запаса ещё на 10 км. Ведь, чтобы победить, нужно попробовать сделать невозможное.