Интернет-магазин
8 495 984-28-83
Заказать обратный звонок
Офис:
8 495 727-27-20
СПб:
8 812 244-10-50
  • Вход в личный кабинет
  • В корзине нет товаров
  • Мечты

  Экспедиции  

  Вернуться к списку

На рогейн в Австралию. Часть 2. Когда удача отступает на миг.

123

Рассказ об участии в 14-м чемпионате мира по рогейну в Австралии 23-24 июля 2016 г.


 

 

 

Обида всё сжимает горло и не выходит. Как те колючки спинифекса, которые ещё крепко засели в коже…

 

Ну как же так! Как здорово, как уверенно мы шли по дистанции. Как чётко, временами даже фантастически точно брали пункты в полной темноте до восхода луны. Как терпели жажду и не сходили с выигрышного трека, не отклонялись, пока нам неожиданно не встретилась вода! Вода в пустыне, пусть и горьковатая, с тиной и живностью, но так вовремя! Такая удача! За шесть с лишним часов до расчётного время прибытия на питьевой пункт! Как орали «Ура!» долгожданному восходу ночного светила. Как я удачно разбила локоть, не разбив компаса. Как спускались в пропасть по головокружительным скалам, и Нина молча карабкалась за мной. Верила, шла и не боялась.

 

Как пренебрегали любыми зарослями спинифекса, покрывая ноги щетиной торчащих заноз, не осознавая боли.

 

Неужели, напрасно лезли в лоб водопада нашего ручья, где мне единственный раз за гонку стало страшно и мы, повернув, облезали его по крутому склону с качающимися камнями, и вибрамы временами проскальзывали вниз.

 

Этот злополучный пункт 104. Десятка! Утром, на восходе, когда, казалось, самое сложное уже позади.

 

Неспроста тут так заунывно выли дикие собаки динго.

 

Воистину сумерки – трещина между мирами. Страшное время, когда удача отступает на миг…

 

Время испарилось, силы резко иссякли. Неужели теперь всё пропало?!

 

От ровного пути отступления на финиш нас отделяет перевал через хребет.

 

- Нина, давай, мы опаздываем!

- Я не могу бежать.

- Не верю, ты можешь!!!

 

Фотографии взяты с полигона, ведь во время гонки мы не фотографировали:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Попугаи звонко поют на рассвете. Их замечательные флейтовые трели чем-то напоминают переливы нашей иволги и одновременно меланхоличный напев дрозда-дерябы. Время 6 30. Лежу ещё до семи и встаю.

 

Похоже, Нина спала этой ночью. Это здорово! Наконец-то мы акклиматизировались. Во всём теле бодрость, напружиненность и, иголочками, ожидание предстоящего старта. Чувствую, что могу лететь.

 

Раздача карт, всё чётко и быстро.

 

Карту можно посмотреть здесь:

 

 

Масштаб в 1 см 250 метров. Между линиями север-юг – 1 км

 

Ох, как нелегко выбрать путь. Но понятно, что лучшие, лакомые кусочки лежат среди невысоких спинифексных холмов северной части карты. А на дальнем востоке – заманчивая петля на чистых горушках. Надо дотянуться! Она выигрышная.

 

Но главное – есть! Есть дороги! Я сразу планирую 4, 5 км на первый час (по прямой). А дальше, в сложном заколюченном рельефе скорость снизим. Но не меньше, чем 3. 5 км в час!

 

Юг – слишком высокие горки, сильная изрезанность и пересечёнка, и не частые КП.

 

Удивляет большое количество десяток. А среди них, оказывается, есть и одиннадцатки! Высоко оценена местность этого рогейна. Организаторы не пожалели одарить карту высокоочковыми пунктами. Здесь даже семёрки уже не смотрятся заманчивыми.

 

 

Мы протянули нитку через пункты севера, накинули петлю на востоке - и до возвращения на финиш почти по прямой наша нитка на 63 км закончилась. Оптимальный трек ложился на расстояние порядка 70-ти километров.

 

Ладно. Выбрасываем лёгкие пункты 62 и 71 в начале, спрямляя трек на восток – 81-36-54-91.

 

И так и этак крутим нитку в спинифексных холмах севера. Здесь очень важно учитывать саму линию перегона, чтобы поменьше ломать высот, чтобы были привязки для точного выхода к пункту. Вроде, петля легла хорошо.

 

Мне не нравятся только восьмёрки в центре. Тут бы по светлу не ошибиться. А они попадают как раз на самую темноту…

 

Восточная петля одобрена обеими нами однозначно: 95-87-118-69-59-109-115-56-питьевой пункт. Перегон 105-94 через хребет осмеян, но утверждён.

 

А вот дальше… Дальше, если бежать по дороге с взятием по пути 35-64-44 – это, конечно, мало, но зато реально успеть. Но мало… Вымеряю длину этого пути отступления. Чуть меньше 10 км по треку.

 

Ну а если с 76-го КП будут силы взлетать – взлетим снова на гору через хребет на КП 83 и дальше – 111-75-90-74. И , возможно, бонусные 34 и 73. Этот второй путь всего на 3 км длиннее прямого дорожного.

 

То, что это ТЯЖЁЛЫЙ СПИНИФЕКС, мы, наивные, ещё не осознавали.

 

(Светло-зелёный цвет на карте – это «лёгкий спинифекс». Он был у нас на верхней половине карты. А вот южнее – «спинифекс тяжёлый», ярко тёмно-зелёный).

 

Интересно, что в результате мы не увидели самого относительно лёгкого варианта возвращения и одновременно вполне весомого по очкам. Нитка на фото лежит как раз по этому оптимальному варианту, а линия маркером - это наш первоначальный план.

 

Итак, нитка натянулась на 67-70 км.

 

Главное, двигаться равномерно. Главное, не ошибаться.

 

На старт вышло около 300 команд. Сила!

 

Стартуем. Понеслось!

 

 

Белая равнина – это кусты. Всё равно кусты. Где пореже, где погуще, еле продираешься. В них встречаются тропы. Перед нами – канадки. Мы выиграли у них в Америке. Здесь они наверняка ждут реванша. Не думать о соперницах!

 

 

Мы бежим быстрее. На пункт 36 после первой восьмёрки наши треки совпадают.

 

Белая по карте лощина, а покрыта спинифексом!

 

 

Это спинифекс – легче «лёгкого», такой и на карте не отмечают.

 

По прямой здесь не побежишь. Петляем среди колючих высоких куртин этой жёсткой травы. Это, как высокие кочки на болоте. Можно, конечно, ставить ногу и на высокую кочку спинифекса, но нога соскальзывает, не оттолкнуться так хорошо, как от жёсткого грунта.

 

Ну и конечно иглоукалывание.

 

Я не знаю, почему делают защиту до колена. Теперь я бы точно увеличила её и на колени. Что там говорить, даже и выше колен. Теперь я понимаю, почему многие передвигаются в шортах поверх лосин.

 

Но всё это фигня, терпимо.

 

Канадки отстали.

 

А какой рельеф! Какие провалы, какие крутые склоны, изрезанные лощины! Но пока видно всё это пространство по очертанию холмов вполне можно ориентироваться.

 

Снова равнина. Красная земля, камни, затвердевшая глина.

 

На КП 54 (4,5 км от старта) мы через 45 минут.

 

-15 минут нам очень ещё пригодятся, - замечает Нина.

 

К пункту 91 заходим по широкой лощине – проходу между горами. Гора перед пунктом крутая, а ведь нам за неё! Постепенно привыкаем к горизонталям, проведённым через 10 метров.

 

И в низу лощины и на склонах – везде куртины спинифекса. На склоне кажется они пореже. Но и по дну лощины временами тянутся подобия троп, оранжевых проходов между светло-зелёными куртинами этой колючей травы. Здесь уже нет равнины – всё в холмиках, перегибах, отрожках, путь преграждают извилистые узкие русла ручьёв.

 

Хуже всего траверсировать ручьи на склонах. Движемся низом и видим как медленно перемещается команда по склону. Команда, которая недавно бодро двигалась впереди нас. Да, на этом рогейне очень большое значение имеет выбор пути. Это точно…

 

Особенно неприятно, когда идёшь в зарослях спинифекса траверсом по склону, и нижняя нога получает порядочную порцию уколов гораздо выше колена.

 

 

Заходим к пункту острым углом, огибая отрог горы. Ручей в сужении зарос кустами. Они жёсткие, труднопроходимые. Уходим на склон, лезем круто вверх. Подходы к пункту явно неоднозначные, команды то с одного, то с другого склона появляются в зоне видимости. Интересная дистанция!

 

С пологой вершинки сваливаем к нашему ручью с пунктом. Уже давно видно его, а попробуй, поползи быстро среди переплетения кустов и куртин спинифекса! Не выходит. Временами ловлю себя на ассоциации, будто перемещаюсь среди стланика где-нибудь у нас в Сибирских горах. Только стланик здесь другой.

 

Очень долго вылезаем из этих изрезанных, поросших кустарником склонов, стараясь меньше терять высоты, огибая распадки подступающих к вершинкам ручьёв и, наконец, валим в широкую долину ручья, за которым наш 102-й пункт. Сложно увидеть наилучшую линию движения даже сейчас, при свете.

 

К КП 112 по руслу ручья. Он узкий, можно сказать тропа. Заросшая кустами. И часто с песчаным мягким покрытием. Немного отдыхаем от колючек. Хотя спинифекс вроде уже стал привычен. Он присутствует как бы неизбежным фоном.

 

С русла вылезаем на бугор-носик, что на линии и дальше, поймав перешеек, идём на подъём. Кровь стучит в висках, солнце шпарит на склоне. А ведь сегодня ещё не жарко! По прогнозу всего 21-22 в тени. Большая удача для нас, северян. И ветерок обдувает, как только вылезаешь на высотку.

 

С вершины рельеф уверенно читается, и уже издали знаешь, где, за каким отрогом стоит пункт. Настоящее, интересное ориентирование, отличная карта!

 

 

К пункту 101 идём рядом с руслом, по долине, прижимаясь к подошве хребта, и только под конец поняли, что это русло – настоящая хорошая тропа-дорога. Метров до пяти шириной. Обратно с пункта бежим по ней. Бежим по твёрдым камушкам. По песку, припорошенному камнями. Обгоняем команды. Бежим по тропе – двум колеям не жёстком оранжевом грунте. Спотыкаюсь и с грохотом падаю. Падение сравнимо с ударом о жёсткий байкальский лёд. Нет, здесь падать нельзя.

 

Какие потрясающие скалы на прижиме реки! Слоистая порода поставлена боком. В неё вгрызались бурные потоки воды и вымывали более мягкие слои. Теперь в породе пустоты и торчащие узкие острия, лезвия-ножи более твёрдого камня. Но всё это отмечаем мельком, любоваться некогда.

 

На следующем прижиме – изгибе русла лезем по скалам, как по ступеням вверх, на юг, к КП 97. Да, настоящая мультигонка, такое лазание!

 

 

В поисках КП в лощинке маленького ручейка под кустами замечаю на земле невысокие оранжевые сооружения – будто вылепленные детьми из мокрого песка причудливые домики – перевёрнутые кувшины. Это термитники!

 

 

Перегон 97-48 на вид простой. Намечаем идти от линии чуть правее. Теряемся в заросших ручьях. Где тут сворачивать? Что это за гора впереди? С острой скалой на вершинке. Понимаю, что это может быть только горка левее линии, с точкой на вершине, будто утюгом наползающая на нас. Значит нам идти правее неё. Теперь картинка складывается, мы уже понимаем, где стоит КП, лезем в кусты нужной седловинки и находим. Пункт в зарослях, видишь его, только когда подходишь вплотную. Да, на этом рогейне пункты бывают немного запрятаны.

 

 

Но организаторы – не злодеи! К пункту 117, вернее к перевалу под ним ведёт хорошая тропа. Однако, прежде чем выйти на неё, мы некоторое время петляли и лазали среди спинифексных бугров и холмов. .Притормаживая, пытаясь точно определиться, где мы. Нина залезала на склон. Я шла низиной и обе мы не всегда верные предположения, что же это за очередной бугор перед нами. Казалось, мы уже близко к пункту. Однако время в зарослях спинифекса течёт медленнее, мы просто немного не дошли.

 

Вот и пункт 117 над перевалом в скалах. Однако, наше время съелось. Скоро начнёт темнеть, а мы теперь уже немного отстаём от графика. Начинаю нервничать и лезу в лоб по линии к следующему пункту, КП 89.

 

- Не надо нам ломать горы, – останавливает меня Нина и направляет в русло реки, чуть в обход. Огибаем горку и лезем по среднему руслу тройного ручья в гору перед заходом на пункт 89. На вершинке ловим лапу на юг. Всё, как на ладони, провалы долин, ровная правильная горушка, перегораживающая путь на юг за пунктом.

 

Нина предлагает надеть фонари, я говорю, что лучше сделаем это после взятия пункта.

 

И вот последний маленький отрожек взлёт перед спуском в лощинку КП. Сверху не совсем понятно, где эта наша лощинка. Мне кажется, прямо под нами. Иду на спуск, КП пока не вижу, надо спуститься ещё немножко. Оглядываюсь – Нина уходит траверсом в соседнюю, правую лощинку. Чтобы не потеряться, лезу обратно вверх, за Ниной. Переваливаю, спускаюсь, КП нет. Нины тоже. Ругаюсь. Переваливаю отрог обратно в «нашу» лощину и вижу там и КП и Нину. Ну и чего она не дала мне дойти до него вначале?

 

- Какого чёрта зря терять силы и время! И кто это всё время говорит, что я её бросаю?

 

Нина что-то отвечает, в общем, слегка ругаемся. И закрываем тему.

 

Надеваем фонари, спускаемся метров на 10 по высоте в дурацких цепляющихся кустах, и вдруг Нина спрашивает:

 

- А я отметилась?

- Не могла не отметиться, – как обычно отвечаю я на её иногда возникающий такой вопрос.

 

Перегон к КП 108.

 

Внизу – полная темнота. Как всё это резко произошло! Теперь любой куст – это тормоз для нас. Не видно оптимального пути в зарослях на 3-5 метров вперёд, временами утыкаемся в жёсткие кусты, как в стенку. Перелезаем. А рядом – просвечивает совсем чистый проход. Смешно, наверное смотрелось бы всё это на свету.

 

И вот, наконец, река-дорога! По ней даже в темноте – быстро. Делаем перевал через перешеек на резком изгибе реки, бежим, реально бежим по руслу до поворота на юго-восток. Там замедляемся и ищем заход в широкую долину.

 

Русла ручейка нет, поворачиваем просто там, где кончается склон. Теперь нам не пропустить заход в ворота между горами на севере. Кажется, что это легко, но в полной темноте на реальной местности всё совсем не так.

 

Прошу Нину выключить фонарь, выключаю и свой. Глаза привыкают к темноте и хоть как-то начинают различать очертания окрестных вершинок.

 

- Вон там должен быть проход, - показываю Нине.

- Ничего не вижу.

 

Вот вроде и русло ручья, текущего с севера. Спускаемся в него, но по руслу тут передвигаться плохо, идём рядом. Проходим ворота гор, снова находим путеводную нить ручья. Считаю повороты и развилки русла. Прижимаемся к склону слева, но потом нам нужно уйти на север. Вот, вроде, ответвление нашего ручья. Идём на север. Но слева продолжается склон.

 

Где мы? Это склон горки, ведущей к КП, или ещё предыдущей?

 

Поднимаемся на склон. Задул ветерок, мы на перевале. Ну точно, впереди на северо-западе мелькают огоньки на склоне.

 

Да! Мы на перевале. Ещё не дошли.

 

Теперь я точно знаю, где мы. Поднимаемся, переваливаем носик хребта перед КП. Здесь всё ещё мечутся лучи фонарей, обшаривая склоны. Рыщет какая-то команда.

 

Ба! Да это же канадки! Они же ищут не там! На носике.

 

Уверенно беру курс чуть левее, к перевальчику и вслух говорю, что КП должен быть здесь. И тут же из темноты выплывает силуэт призмы.

 

Ура! Нашли наш первый пункт в абсолютной темноте! Канадки морально подавлены. (Я называли их канадками, но на самом деле канадка была одна, а её напарницей была австралийка)

 

С воодушевлением бежим вниз по склону к ручью на северо-запад. На КП 51. Не заблудиться бы на равнине! Даже залезаю на отрог – водораздел между ручьём и речушкой

 

- Так точнее сориентируемся.

 

Бежим по руслу речки, как по узкой траншее. Обходим пару команд, некоторые перекусывают.

 

- Вот они где все в темноте тусуются!

 

Чётко отслеживаем изгибы русла – вдруг не будет на местности нужного нам ватеркурса справа.

 

Так и есть – русла нет. Но нам пора сворачивать на запад, что мы и делаем. Снова выключаем разом фонари. Обозреваю очертания силуэтов холмов перед нами. Всё рисуется, как надо. Идём по руслу ручеёчка. Как в сетке лыжного ориентирования считаем повороты. Первый поворот пропускаем. Вдали на этом притоке шарят фонари.

 

- Не там, - уверяю я Нину.

 

Наш поворот следующий. Русло в кустах, идти не быстро. Но мы идём, куда надо и чётко приходим прямо к пункту. Фантастика! Даже сама себе удивляюсь.

 

 

Теперь к 116-му. Принимаем решение срезать обе восьмёрки – и время нагоним и не заблудимся на участке сложного ориентирования.

 

По реке – как по Бродвею. Бегом. Обгоняем команды. Река широкая. Русло утрамбовано камнями. Даже песок здесь не сильно уж сыпучий.

 

С изгиба – в горку, на перевал. КП стоит в крутом распадке. За ним на спуске, в русле – сплошные скалы и камни. Это не то, что по лестнице, это просто по циклопическим каменным ступеням, временами лицом к склону. Снизу вереницей фонарей лезут люди навстречу. Не разойтись на узких проходах.

 

Потихоньку допрыгиваем до реки-дороги. Пить, однако, хочется. Мы взяли с собой по два литра воды, но она уже на исходе. Расчётное время прибытия на питьевой пункт – пол четвёртого утра, а сейчас ещё нет и девяти вечера. Не думаю пока, что будем делать, и не говорим об этом с Ниной. Но надо экономить, оставляю несколько глотков в бутылке. И думаю, что когда совсем станет плохо, можно будет выудить пару глотков из опустевшей системы.

 

Решаем подходить к 88-му пункту левым, северным вариантом по руслу в пологой долине.

 

И вдруг – вода под ногами! Как неожиданно появилась она. Промоина. Чаша поросла тиной. Черпаю воду – очень горькая. Пить невозможно… жаль. А может, это у меня во рту горько?

 

Пробую ещё – нет…

 

- Брось, Маринка, - зовёт Нина.

 

Но чуть позже вода вновь появляется и как будто даже течёт. Прозрачная. Нина даже промочила ботинок, не оценив реальной глубины.

 

Пробую ещё.

 

- Можно пить!

 

Ну и пусть немножко горчит! Нина не спорит. Мы напиваемся на славу и едим. В промоине резвятся головастики. Нина заливает нам системы, я поглядываю на просвет на воду в бутылочке. Там плавают какие-то мелкие дафнии, движутся точечки, в общем, живность. Просвечивают ниточки тины.

 

- 12 часов продержимся, не помрём? – усмехается Нина, - Или позже лечиться будем?

- Да ладно, нормальная вода! – убеждаю Нину и свой организм.

 

Как вовремя попалась нам вода, как на заказ! Я не верю, что она может быть плохой. Это удача!

 

А вскоре, после успешного взятия КП 88 мы встречаем восход луны. Стоя на крутом обрыве у реки мы оглядываем озарённое небо и кричим «Ура!» восходящему светилу. Это Луна! Со Луна це!

 

 

Проход на КП 87 кажется элементарным – между двумя буграми, а потом через перевал в широкую долину. Но мы не видим бугров со склона, они сливаются с дальними горами. Всё покрыто кустарником, местами более густым, местами разреженным. Это всё буш.

 

Не видно пространства. Из мерцающей темноты выплывает склон, холм,обходим его слева. Какие-то повышения, понижения, равнинные участки, ручьи.

 

Где высокие холмы? Где перевал? Не нервничать. Покрученный азимут на компасе – наша главная привязка.

 

Мы просто не дошли. Вот только сейчас большой холм, а то был небольшой бугор - одна горизонталь, десять с лишним метров высотой. С перевала навстречу тянется цепочка фонарей. Наш курс верен.

 

Не так легко отыскать нужный ручей, на заросшем склоне их много, рельефа издалека не видно. Но мы каким-то чутьём заходим в нужную лощину и находим пункт быстро.

 

 

Бежим! Бежим в ночи по подобию дороги – двум отпечаткам колей на красной земле с куртинами трав. Русло реки – тоже хорошая дорожка.

 

Перед заходом на пункт 118 видим двух сидящих в русле девушек. Перекусывают! Отмечаемся и на обратном пути видим, что они всё ещё отдыхают. Ну, это нам не конкурентки.

 

Чуть впереди по руслу мелькают фонари. Невольно ускоряемся – надо догнать! Но фонари быстрые. Чуть сократим дистанцию, а они снова вырываются вперёд.

 

Склоны, траверсы, плохопробегаемый спинифекс, полосы густых кустов, неудобные русла, -петляем. Фонарей уже не видно. Крутой склон вверх. Лезем. Карабкаемся. Скользим и цепляемся. Сердце стучит и хочется передохнуть. Вот и ветер вершины!

 

Где мы?

 

Наша вершина – ого-го! С неё всё видно. И похоже, нет выше вокруг. Похоже, мы на «нашей» вершине, у южного подножия которой – КП.

 

Слева под нами перевал. А вдруг всё же туда? Чуть спускаемся вниз. Но не видно большого бугра, у подножия которого пункт.

 

Идём проверять версию, что КП южнее.

 

Пытаюсь нарисовать в мозгу картинку горы, по которой мы идём. Она овальная или трёхлапая? Похоже всё-таки овальная, наша. Но почему такой крутой провал на юг? Нет! Всё-таки нам нужно обратно.

 

Спускаемся на северо-восток. Да! Внизу есть противоположный склон. Только почему его горка такая невысокая? Она не кажется выше той, с которой мы спустились, однако пункт – здесь!

 

 

Пункты на равнине – самые сложные в ночи. К чему привязаться?

 

Хорошо, легко бежать по широкой долине с редкими деревьями. Много троп, коровьи лепёшки.

 

Заходим на пункт как-то примерно, не понимая, что за ручьи встретились нам. Их тут много. Надо найти бугор, под которым пункт. Бугор на входе в широкую седловину между выдающимися горами.

 

Большая гора, что на юго-востоке от пункта хорошим силуэтом виднеется в ночи. Часто выключаем фонари, чтобы определиться в пространстве.

 

Но с первого раза пункт не находим.

 

Понимаю, что уже прошли. Залезаю на другой бугор в этой широкой плоской горловине. Нина рыщет метрах в 200 в стороне. Вот я уже не могу докричаться до неё. Потеряться – это страшно. Но сейчас я понимаю, где нахожусь и бегу к месту, где должен стоять пункт.

 

Есть понижение! Ватеркурс. По нему идут фонари.

 

Где Нина? Где КП?

 

Немного паникую и единственный раз за гонку совсем не гордо спрашиваю у смешанной команды, взяли ли они пункт.

 

Да, чуть сзади на ручье.

 

Теперь – найти Нину! Мы обе – очень увлекающиеся натуры…

 

Несмотря на все ляпы мы просто точно в графике! Принимаем решение захватить незапланированную девятку – КП 99 в отместку за две отброшенных спинифексных восьмёрки.

 

От изгиба ручья заходим по острому гребешку отрожка основной горы. Ловим седловинку, затем крутой взлёт на север, переваливаем отрог. А спуск к КП – ну просто обалдеть. Если не хвататься за редкие кусты на склоне можно уехать вниз. Нет, это не сыпуха, это твёрдый склон, но камушки которого временами отваливаются, ноги скользят вниз.

 

Поднимаемся параллельно, чтобы не спускать камни друг другу на головы. Долго, всё это гораздо медленнее, чем казалось…

 

Только теперь понимаю, что выигрышнее было сначала брать 99, а потом 59. Основную гору на пути к КП 109 мы всё равно огибаем с запада.

 

В широкой долине много троп. Мы бежим. Можно сказать – несёмся! Жёсткая песчаная стёжка грамотно огибает горушку и вливается в кольцевой бруствер вокруг прокопанного прудика, впадины, или поилки, - я так и не увидела, что там в центре. Но отсюда – точно на восток, придерживаясь основания склона.

 

Тропа тоже тянется туда. Как бы не пропустить пункт. Ровная равнина. Редкий буш. В какой-то момент поворачиваю голову влево и вижу призму на дереве! Повезло, можно было и пробежать!

 

 

Мы уже освоились в лунной темноте. Луна высоко и здорово озаряет небо. Впереди - силуэт хребта. Он грандиозен. Вот он уже перед нами, закрывает пол неба. Карабкаемся, огибаем отвесные выходы скал. Скалы ступенчатые, лезть нормально. Но в лоб под гребнем не пойдешь, пользуемся распадком. Хочется запомнить этот путь и вернуться сюда на спуск. Даже подумываю, не заламывать ли веточки, ведь чуть промахнёшься с верха и выйдешь на отвесные скалы.

 

Мы ещё заранее наметили выходить с КП 115 по гребню горы на запад-северо-запад. Но мне не очень по душе этот путь. Гребень, даже судя по карте, изрезан.

 

И вот после взятия пункта вылезаем обратно на хребет. Он в кустах, пересечён, двигаться быстро не получается. На юг – всё в глухих зарослях, там тень. На север - круть.

 

- Давай свалим вниз, на равнину, к дороге, так быстрее, – предлагаю Нине где-то через километр движения по верхам.

- А тут можно?

- Можно, - уверенно заявляю я, хотя не совсем уверена.

 

Валим. Круто. Подходишь к перегибу – а там обрывы и верхушки деревьев. Сердце замирает, и кажется, ну вот сейчас и попадём в тупик, и нужно будет выбираться обратно наверх. На Кавказе такой спуск бы не прошёл. Но здесь – другие камни и скалы.

 

Траверсом по полочкам, лицом к склону обходим крутые участки. Ничего! Кое-как спускаемся. Нина молчит, не возмущается! Лезет!

 

Как же всё-таки долго.

 

Ну где же та дорожка на равнине по которой мы быстро побежим? Распадки, холмы, кусты, вверх-вниз – совсем не равнина. Медленно.

 

Вот и дорога. В русле. Бежим. Песок. Замедляемся. Огромные камни. Глубоченные колеи, оставленные какой-то мощной машиной. Здесь и джип-то не пройдёт! Мы в глубоком ущелье. Упираемся в огромную скалу.

 

Долго, очень долго продвигались мы к питьевому пункту. Нормальный подъезд сюда – только с юга.

 

 

Но наконец-то – беговые перегоны! Сейчас мы отыграем отставание в графике из-за незапланированной девятки. Отыграть-то всего чуть меньше часа.

 

На КП 78 – 40 минут отставания.

 

На пересечении дороги после 106-го – 30 минут.

 

КП 37 – непростой, почти на равнине. Собираю концентрацию в кулак. Азимут прокручен от 106-го. И нам не свалить на правый склон. Встреченные люди уже ищут здесь. Нет, ещё рано. Вот, похоже, наш ручей. Пошли деревца. Нам – правее. Идём по руслу. Метров через 200 – берём. Ура! Быстро, без потерь.

 

Десять минут до шести утра. В шесть мы должны быть на пункте 104. Пятьдесят километров от старта. Ну, в шесть не будем, но будем на подходе, перед подъёмом.

 

Видно, как на чёрных силуэтах гор впереди временами вспыхивают фонари. Высоко! Прокручиваю азимут на конец отрога, за которым вход по нашему ручью снизу от КП.

 

Упираемся в отрог. Не сходя с линии, переваливаем в лоб. Спуск в жёстких густых кустах, очень густых. Да, наверное надо было обойти. Ну, да ладно.

 

 

Наш ручей. Высоко вверху силуэт вершины, перевал и вторая вершина. Там шарятся фонари. Как же высоко! (Потом я подсчитала набор на этом подъёме – около 100 метров. Меньше, чем кажущийся высоким перевал через хребет на перегоне 105-94)

 

В заросшей долине отслеживаю отвилку ручья на юго-запад. Это вход в «наш» ручей. Лезем вверх. Вроде чуть-чуть начинает светать. Мне уже мерещится пункт на склоне. Но рано. Нам ещё далеко ползти вверх. Очень круто. И настораживает то, что совсем вроде нет следов, поломанных веточек, помятых куртин травы.

 

Отвес. Сухой водопад. Лезу. Страшно. Очень. Не полезу.

 

- Нина, уходи правее!

 

Траверс склона в обход водопада. Тоже не подарок. В унисон нашим чувствам воют дикие собаки динго, где-то левее, на вершинах. Ноги скользят, но вскарабкиваемся, перевалив гряду острых скал, торчащих из земли.

 

Всё, здесь положе. Сейчас возьмём пункт. Он совсем рядом. Прочёсываю основной ватеркурс, Нина обшаривает чуть правее.

 

Вот лощинка и русло притока справа по ходу. Оно заросло.

 

- Нина, смотри там!

 

Нету.

 

- Ты уверена, что мы на этом ручье?

- Зуб даю. Мы железно на нашем ручье. Иного тут быть не может!

 

Но пункта нет. Восходит солнце. Мы на перевале. За ним – провал. Где мы?

 

Нина предполагает, что мы на перевале, что севернее КП. Не понимаю, как такое может быть, но пункта ведь у ручья мы не нашли.

 

- Тогда поднимемся на юг и КП - в следующей лощине, - говорю я.

 

Ну почему, почему так случилось, думаю я теперь. Ведь мы действительно были в районе КП. Может, прошли в 10-ти или 20-ти метрах от него. И теперь на нас обеих напало какое-то помешательство. Теперь, когда самое трудное, тёмное время было позади.

 

Обыскиваю соседнюю лощину. Хотя и чувствую, что что-то здесь не так. Мы поднимались от перевала очень невысоко… Передо мной, на юг, расстилается удивительной красоты распадок. Оранжевые обрывы скалы на его склонах под гребнем подсвечены восходящим солнцем. Шарюсь в кустах, лазаю по крутому склону, не чувствуя, как теряю силы.

 

Мы не там… Вылезаю обратно наверх. Где Нина? Ору до хрипоты. Какое там… Понимаю, что она полезла вверх, дальше по гребню горы на юг. Ладно, вернётся.

 

Бегу по гребню вниз, на север. Только там, у начала крутого спуска можно точно привязаться. Вот он, провал вниз. А за ним – пупырь следующей горки. До меня всё доходит! Вначале мы искали там, где надо!

 

Вот и Нина подходит.

 

- Ищем, он здесь, внизу! - увлекаю её за собой.

 

Мы снова спускаемся в «наш» первоначальный ручей.

 

- Какая легенда?

- Нос.

- Нос? А я искала у ватеркурса! Сейчас найдём!

 

И снова шаримся по кустам.

 

Нету.

 

Теперь я уверена, что пункта просто нет. Его поставили не там.

 

- Всё, уходим.

 

Смотрим на часы и ужасаемся. Как!? Как мы могли просадить здесь ПОЛТОРА ЧАСА! Время просто остановилось в этом ужасном месте.

 

Идём на север и снова подходим к спуску на перевал.

 

- Видишь, - говорю я Нине, - мы здесь, на спуске к перевалу. Вон дальше – горочка.

- Там не горка. Там просто спуск. Надень очки.

 

Надеваю очки Нины с диоптриями. Фантастика! У меня происходит сдвиг сознания. Такого не может быть! Ну, никак! Я вижу впереди действительно просто пологий спуск, переходящий в равнину с редкими деревьями. То есть выходит, что мы стоим на самом-самом северном отроге горки, уже за перевалом?...

 

Но так не может быт! Поражённая до глубины души, отдаю очки Нине.

 

Валим вниз, мы теперь сильно опаздываем. Меня охватывает паника. Ужасно обидно терять, когда есть чего терять. Мы морально убиты наповал.

 

- Разверни карту и наметь кратчайший путь на финиш, - говорит мне Нина.

 

Мы валим вниз и оказываемся… всё-таки на перевале! Это был какой-то оптический обман зрения. А может так сработало утреннее освещение.

 

- Нина, ты видишь! Мы на перевале! Мы были точно у КП! Мы ещё отспорим свои 10 очков!

 

Нина в отключке.

 

- Вот, ты видишь, теперь мы выходим в проход между горами, где вытекает ручей!

 

Нина не хочет ничего обсуждать и, похоже, не может сейчас мыслить.

 

- Нина, бежим!

- Я не могу бежать.

 

Боже, неужели сейчас случится дубль Финляндии! Домой по дороге без пунктов и проигрыш… Или вообще без зачёта. Ужас! Разыгрывающаяся злость начинает подавлять слёзы.

 

 

На КП 76 у меня стоит цифра 8. Восемь утра. Восемь уже сейчас.

 

У Нины стёрты подошвы, она давно говорила, что её это беспокоит. А тут после такого прокола она сдулась, как шарик. Да и я не в лучшем виде. Куда делась недавняя азартная прыть.

 

«Нина, ты сможешь, я знаю это точно», – я не говорю это. От КП 76 10 км по дороге. Успеем. Должны успеть.

 

На выходе из гор на равнину прокручиваю азимут и ищу на склонах впереди «нашу»горку, за которой стоит пункт 66. Вот она, эта горка, точно. Проверяю распадки, очертания вершин, маленькую лощинку на склоне. Да, это она, всё сходится. И азимут «бьёт» точно на неё.

 

Веду. Как лучше – в лоб или слева по ручью? В лоб меньше спинифекса. Но в лоб набирать лишнюю высоту Нине тяжелее. Веду по распадку слева. Медленно страшно. Спинифекс тяжёлый. Это когда сплошные куртины которого колют всю ногу, включая основание.

 

Почему ручей так быстро загибается направо? Почему слева нет притоков.? Какой кошмар!!! Я промахнулась на соседнюю горку слева. Мы заходим по лощине в 300 метрах левее нужной. Какая я идиотка! Бедная Нина…

 

-Нина, нам по ручью направо.

-Почему ты уводишь нас в сторону от финиша?

 

Рассказываю, как я ошиблась.

 

-Давай, бросаем его, веди к финишу! – спокойная Нина впервые повышает голос.

- Нет!!! Через него всё равно лучше! Девять очков на дороге не валяются.

- Это не девять, это шесть…

 

Как же здесь хреново. Скорость нулевая. Колемся. Но вот за отрогом – должно быть наше КП. Переваливаю, нахожу. Лезу обратно к Нине.

 

Нина – флегматик – уже ругается:

 

- Какого чёрта! Нужна нам эта шестёрка!

- Всё, Нина, 50 метров до пункта. Давай!

 

Теперь вниз. И вдруг мы резко выходим из царства Ужасов. Спинифекс поредел и … кончился! Совсем! Шансы успеть возрастают!

 

Мысль о посещении близколежащего от нашего пути КП 105 с обидой загоняю вглубь.

 

Выходим на благодатную равнину. Разреженный буш. Здесь есть тропа.

 

Нина может бежать! Если наше медленное перемещение ног можно назвать бегом.

 

Нина держится за мой рюкзак, мы рядом, и командный дух начинает подавлять усталость и боль. Бросаю прощальный взгляд на путь подхода к КП105.

 

А в гору на перевал через хребет лезть и не так уж и сложно. Гораздо легче, чем по ручью с водопадом.

 

Думала, что путём отступления от КП 94 будет выход на дорогу. Теперь размышляю, как бы уговорить Нину взять КП76. Похоже, идти к нему в долине между горами будет не сложно.

 

И вот, отмечаясь на КП94, Нина говорит:

 

- Пойдём на 76-й. Он по пути, а семёрка нам не помешает.

 

Ура! Нина проснулась! Наконец, к ней вернулось сознание!

 

 

Жёлтым показан выигрышный вариант.

 

Вываливаем на дорогу за КП 76. 10 утра. 10 км до финиша.

 

Уже жарко. Нина бежит, зацепившись за мой рюкзак. Нельзя сказать, что нам легко. Но мы успеваем. На ходу разворачиваю карту.

 

На пути – лёгкая тройка, КП 35.

 

-Тройку не берём. Давай будем бороться за четвёрку. Если пробежим до захода к ней за час – тогда успеем!

 

До захода – 7 км.

 

 

Красная дорога, красная пыль, красные обрывы гор, красный Центр Австралии. Красота! И мы, наверное, тоже очень красные.

 

В душе звучит наша песня «Варяг».

 

Мы пробегаем эти семь километров за час. Пусть это смешно звучит. 7 км в час…

 

Мы берём четвёрку. Мы понимаем, что могли больше. Мы боремся за выигрыш по времени. Финишируем бегом. С запасом, за 20 с небольшим минут до начала штрафного времени.

 

Обида не утихает.

 

После финиша сразу спрашиваю про КП104.

 

Нет, оно стоит.

 

Ко мне подходит Нина и с болью смотрит в глаза:

 

- Марина, я всё-таки там не отметилась… Нам не засчитали восьмёрку.

 

259 очков. Много это или мало? Вычитаю из них восемь. Сообщаю Олегу Калинину наш результат. У Них с Андреем – на сто с лишним очков больше. Вот это да!

 

Но Олег говорит мне:

 

- Достойно!

 

Олег зря не похвалит.

 

Неужели у нас действительно не всё так плохо?

 

Какой же достойный результат был бы у нас. Если бы…

 

- Марина, мы обыграли Казанову, у них 240 очков, сообщает мне Нина.

- Что, первые в ветеранах?

 

Это немного радует, но восторга нет. И пока нельзя верить в это окончательно, результаты не вывешивают.

 

Это - интрига. Мы всё узнаем на награждении.

 

На всякий случай решаем надеть российские футболки.

 

Идём в душ и там видим свои ноги. Всё в нарывчиках и точечках заноз. Проводишь рукой и будто гладишь жёсткую щетину.

 

Нашим развлечением в период тягостного ожидания окончательных результатов стало извлечение иголочек из тела. Их тысячи! Конечно, всё достать невозможно. Просто приглаживаю, обламываю самые длинные. Чтоб не задевали, не мешались. Нам говорят, что через пару дней они сами вылезут.

 

Но ступни, ноги ниже щиколотки – абсолютно без проколов.

 

 

ПВХ-протекция поработала на славу! Кроссовки не пришлось снимать нигде.

 

И вот – награждение.

 

 

Башмак ветеранов – наш! Что ж, здорово. Мы отыгрались. Реабилитировались. И в ветеранах смогли выиграть у всех австралиек! Не плохо.

 

Награждение открытой группы.

 

 

Первые – новозеландки.

 

Вторые – новозеландки.

 

Третьи… - мы?

 

Мы!

 

Мы, а не сильная австралийская команда Gill FOWLER и Jess BAKER, с которой у нас были давнишние счёты. Я считала их главными соперницами. Они были абсолютными чемпионками среди женских команд на Чемпионате мира в Новой Зеландии в 2010 году. Мы как-то бежали с ними параллельно несколько перегонов, и наши скорости вполне совпадали, мы могли бороться. Моей мечтой было их обыграть, быстрых и грамотно планирующих путь. Ради этого я даже была готова съесть голову вепря, так как одного вепрева колена для победы над ними в Чехии в 2012 году оказалось мало =).

 

И вот они позади. Всего на одно очко! Мы не зря пропускали тройку. Стремясь к четвёрке!

 

Но мы не вторые. Вторые – новозеландки. Те самые, которые расслаблялись у КП 118. И обиднее всего, что получилось, они обыграли нас расслабленно.

 

На 10 очков.

 

На этом месте должны были быть мы!.. И обидно, что сувениром за это второе место давали бумеранг.

 

Ну а до первого место – нам, похоже, не суждено было дотянуться. Georgia WHITLA, Lara PRINCE, 321 очко, 12 место в абсолюте.

 

Мы в абсолюте 29-е. Наш результат 259 – это, оказывается, уже с вычетом восьмёрки.

 

 

Конечно же нас порадовал результат выступления наших мужчин. Олега Калинина и Андрея Шведова.

 

Они стали четвёрыми в абсолюте!

 

Первыми в ветеранах!

 

И также, как мы, третьими в открытой мужской группе!

 

В Россию вернулось два Башмака!

 

 

Теперь мы знаем, почему эмблемой переходящего приза стал именно он. Ведь родина рогейна – Австралия. А там – ну очень острые камни.

 

 

И очень колючий спинифекс.

 

Позже мы подсчитали наш реальный результат, который смогли бы показать, если бы…

 

Это концовка 104-66-105-94-76-35-63-52-73- финиш.

 

Итого, по максимуму, 304 очка.

 

По прямой в итоге мы пробежали около 63 километров. Набрали высоты 1500 метров ( это по подсчёту горизонталей, без учёта реально большего набора из-за волнистости рельефа).

 

Погода на соревнованиях тоже была нашей удачей – ведь за неделю до соревнований ночью здесь было минус 1! А днём зашкаливало за 30.

 

За всё время гонки мы ни разу не переоделись – ночью было достаточно тепло, чтобы бежать в футболках. Около плюс десяти. А днём было не изнурительно жарко.

 

Так что нельзя сказать, что удача не сопутствовала нам. Она лишь пару раз ненадолго отвернулась от нас в сумерках – на закате и на восходе.

 

Ведь сумерки – трещина между мирами. Время, когда удача отступает на миг.

 

 

Рогейн в Красном центре Австралии покорил нас своей необычностью, насыщенностью, красотой. Очень тронула забота организаторов о том, чтобы на церемонии открытия был русскоговорящий переводчик и звучала русская речь. Здесь, где, казалось бы, было так мало русскоговорящих.

 

Мы вернёмся, обязательно вернёмся сюда, может быть уже в суперветеранах =). Как тот упущенный бумеранг, что не достался нам.